§ 1. ТЕЛЕВИДЕНИЕ И ЛИТЕРАТУРА - Предисловие
.RU

§ 1. ТЕЛЕВИДЕНИЕ И ЛИТЕРАТУРА - Предисловие


§ 1. ТЕЛЕВИДЕНИЕ И ЛИТЕРАТУРА


В телевизионном вещании в области литературы, театра и искусства происходит преодоление негативных явлений, организационно-кадровое обновление, увеличение объема вещания, а также коренное улучшение финансового, материального и технического обеспечения телевизионных передач по проблемам искусства и литературы.

Повышение роли художественной публицистики также признак новизны. Это та сфера деятельности творческой интеллигенции, в которой она наиболее ощутимо соприкасается с жизненными проблемами сегодняшнего дня. При этом меняется модель публицистики, совершается переход от монолога, наставления, лекции к дискуссии, сопоставлению разных точек зрения, к состязательности, задача которой — помочь телезрителю занять определенную позицию по тому или иному общественно значимому вопросу.

Получают развитие такие формы, жанры и приемы работы, которые углубляют демократический характер телевидения, вовлекают зрителя в процесс эстетического познания. Сюда следует отнести и передачи с участием зрителей, обсуждающих только что просмотренный спектакль, и встречи в Концертной студии Останкино, когда редакция собирает аудиторию из сторонников и критиков творчества известного писателя, деятеля культуры. Возникают дискуссии, в ходе которых у телезрителя появляется потребность определить свою позицию в споре, а для этого необходимо ближе познакомиться, например, с творчеством писателя, посмотреть фильмы, поставленные по его произведениям и т. п.

Всеобщим признанием пользуются прямые передачи, в ходе которых зрители могут задать вопросы по телефону и получить ответы авторитетных участников передачи.

Публицистические передачи с участием крупных деятелей культуры вызывают поток писем, на основе которых делается повторная передача. Используя эти письма-отклики, сообщая имена, специальность и место жительства авторов, деятели культуры превращают их в соучастников передачи, в своих соавторов.

Перспективными выглядят такие жанры телевизионной публицистики, как Всесоюзные читательские конференции («толстых» литературно-художественных журналов), отчеты перед общественностью руководителей творческих союзов.

Будучи председателем Совета по публицистике в кино, на радио и телевидении, председателем правления Союза писателей СССР, К. Симонов подчеркивал: «Мне кажется, что успех публицистического выступления писателя во многом зависит от того, в какой мере он опирается на свой личный жизненный опыт. Я подумал, что, например, рассказы о различных профессиях, об их особенностях, об их красоте и трудности могли бы опираться в писательской кино- и телепублицистике на собственный опыт писателя. В юности, в молодости мы, литераторы, были людьми многих и разных профессий: были проходчиками метро и токарями, и районными газетчиками, и агрономами, и низовыми партийными и комсомольскими работниками, и учителями, и врачами. И если помножить это собственное первоначальное знание на современный опыт людей тех же самых профессий — разве это не способствовало бы более глубокому проникновению в суть дела?» (Советская культура. 1974. 18 июня).

Успех выступлений литератора по телевидению во многом зависит от овладения новым для него мастерством — мастерством разговора, собеседования со зрителем. Но путь писателя на телевидении не прост. И дело здесь не только в инерции работников телевидения или в приверженности писателя традиционным формам литературного труда. На наш взгляд, проблема заключается еще и в том, что писательский труд — дело индивидуальное, тогда как процесс создания передачи всегда дело творческого коллектива, коллектива в 10—15 человек, которых нужно увлечь одной идеей, сделать единомышленниками.

В документальном телевидении писателю надо «начинать работу, задумывать ее с режиссером и оператором, ездить, видеть людей, о которых пойдет речь в передаче, от съемки к съемке, от монтажа к монтажу — такой ход работы наиболее плодотворен, ибо документальные фильмы и телевизионные передачи делает коллектив, и писатель должен быть внутри этого коллектива, а не вне его» (там же). С этим, основанным на личном опыте утверждением писателя К. Симонова трудно не согласиться.

Телевидение открыло перед литераторами новые небывалые возможности контакта с огромной читательской аудиторией, позволило неизмеримо расширить аудиторию встреч, читательских конференций, других форм живого общения с читателями.

Широкую известность завоевал своими выступлениями Ираклий Андроников, посвятивший работе на телевидении многие годы, осознавший, может быть, раньше других, всю плодотворность союза литературы и малого экрана. Цикл передач «Ираклий Андроников рассказывает» пользовался неизменной популярностью у многих миллионов телезрителей. Писатель умел вовлечь зрителей в свой творческий поиск, сделать их соучастниками волнующих открытий, привить молодому поколению любовь к классической литературе.

По другому пути, пути поиска людей удивительной судьбы, людей, наделенных творческим даром, пошел лауреат Ленинской премии писатель С. Смирнов. Его цикл передач «Подвиг», «Рассказы о героизме», «Поиск» отмечен высоким гражданским звучанием, попытками проникнуть в духовный мир своих героев.

Писатель планомерно и последовательно развивает образ героя, события, явления, он отображает цепь событий, в ходе которых и выявляется характер героя, времени.

Переводя литературное произведение на язык телевизионного искусства, писатель должен научиться совмещать изображение процессов движения и моментов статических, чтобы оба эти впечатления у телезрителя совпали. Обогащенное словом, такое совмещенное изображение неизмеримо усиливает воздействие писательского труда.

Много споров вызывает телевизионная экранизация литературных произведений.

Любая телевизионная экранизация не может полностью охватить все линии сюжета, представить все богатство человеческого духа, тончайшие оттенки психологии, внутренний поиск героев, т. е. то, что составляет преимущество и особенность литературного художественного произведения. Все это чрезвычайно трудно, порой невозможно перенести впрямую на телеэкран, особенно если речь идет об экранизации такого литературного жанра, как роман. Телевидение должно предложить свой равноценный эквивалент, который оперировал бы собственными специфическими средствами.

Взаимодействие литературы и телевидения, романа и телепрограммы привело к появлению многосерийного телефильма. Многосерийность является именно тем свойством, которое вытекает из самой сути непрерывности телевизионных программ. Все остальные виды искусства характеризуются прерываемостью. Создав многосерийный фильм, телевидение оказалось способным осуществлять своими специфическими средствами экранизацию такого литературного жанра, как роман.

Многосерийные телевизионные фильмы занимают одно из первых мест среди любимых зрителями передач.

И еще одно уточнение. Серия и сериал не одно и то же. Серия передач, фильмов — это одно телевизионное произведение, состоящее из нескольких частей, в котором каждая часть закончена сюжетно, и в каждой из них реализуется закон единства места, времени и действия. Каждый фильм одной серии передач можно смотреть отдельно, причем необязательно в порядке строгой последовательности, можно смотреть и выборочно, и в обратной последовательности.

В качестве примера можно привести серию телевизионных художественных фильмов «Следствие ведут Знатоки». В этой серии одни и те же главные герои, одно и то же время действия — современность, место и сфера действий — борьба милиции с преступлениями, разоблачения нарушителей закона и морали. Фильмы этой серии, так полюбившиеся миллионам телезрителей, можно смотреть в любой последовательности.

Принципиально отличается от серии сериал, в котором из части в часть, из фильма в фильм развивается одна сюжетная линия. Она же создает напряжение драматургии, когда в конце каждого фильма содержится кульминация повествования, а в следующем фильме — развязка. Образцом такого сериала стал многосерийный фильм «Семнадцать мгновений весны», отдельные части которого уже нельзя смотреть вне определенной последовательности, ибо можно потерять главное — возможность следить за напряженным развитием поединка, где важны любые рассуждения и детали. Разбивка серии на самостоятельные части, относительная замкнутость все больше затягивают зрителя, возбуждают его любопытство, приковывают внимание и заставляют с гораздо большим увлечением следить за сюжетной линией, чем при просмотре односерийного фильма.

Из всего этого следует, что корни популярности многосерийных фильмов у зрителей надо искать не только в сфере восприятия, но и в области социальной психологии (см.: Янота О. Проблемы телевизионной многосерийной драматургии//Радио и телевидение. 1988. № 3 (Прага).

Одним из важнейших свойств телевидения является то, что его восприятие имеет интимный, камерный характер. Наряду с обращением к массовой аудитории оно обладает той индивидуальностью, которая присуща общению с одним человеком. Восприятие же театрального представления или фильма коллективное. Зритель в этом случае воспринимает не только своим «я», но и общим «мы». Именно цикличность, многосерийная форма, как никакая иная, максимально вызывает это чувство общности телевизионной аудитории. Массовый успех многосерийных фильмов во многом объясняется тем, что протяженность передачи не только создает общность людей, которые на следующий день обмениваются мнениями, но и рождает у них одинаковые интересы. В перерывах между отдельными сериями зрители вступают друг с другом в непосредственные контакты, рассказывают содержание фильма, цитируют его героев при встречах, строят догадки о его окончании. Кроме того, телевизионный зритель нередко сталкивается с трудностями при выборе программ: по одному названию трудно догадаться, заинтересует ли его программа, особенно если не известен автор, тема и жанр передачи. Но при показе многосерийного фильма положение меняется. После просмотра двух-трех серий зритель уже на основе собственного опыта решает, будет ли он далее смотреть этот фильм. Эта добровольность, собственный выбор, очевидно, играют очень важную роль в активном отношении зрителя к произведению и определяют качество дальнейшего его восприятия.

Таковы некоторые социально-психологические аспекты проблемы серии и сериала в художественном телевидении.

Участие телевидения в эстетическом воспитании общества растет из года в год. Преследуя цель воспитания духовно богатой, всесторонне развитой личности, телевидение дает возможность сделать достижения культуры достоянием миллионов. Отличительной чертой отечественного телевидения является отсутствие элитарного подхода к вкусам и запросам зрителей. Телевизионные передачи не предназначены для избранных и адресуются самой широкой аудитории. При этом они не приспосабливаются к уровню подготовленности, а поднимают этот уровень, непрерывно совершенствуя духовный потенциал человека.

Телевидение продолжает развивать интерес миллионов людей к книге, о чем свидетельствуют факты повседневной жизни. Ежедневно гостеприимно распахивают двери сотни тысяч библиотек, которые обслуживают в год свыше 180 млн. человек.

В западных странах получила распространение теория о том, что книга перестает влиять на общество. Авторы этой теории утверждают: книга настолько индивидуальна в своем использовании, что не идет ни в какое сравнение с масштабами влияния на общество телевидения, имеющего массовую аудиторию. Некоторые теоретики видят непримиримый антагонизм между книгой и телевидением, предсказывают гибель всему книгоиздательскому делу, говорят о вытеснении книги из сферы духовной жизни общества. С помощью телевидения, если оно монополизировано, легче навязать населению свою волю, свою точку зрения, чем через огромное число книгоиздательств.

Для подобных теорий есть известные обоснования. Доктор Т. Коффин считает, что в США время, отводимое на чтение, сократилось в среднем на 18%. Более детальная анкета, распространенная в штате Нью-Йорк, показала, что 49% бывших читателей книг стали только зрителями, а остальные отводят этому занятию все меньше и меньше времени.

В Великобритании социолог Горер установил, что из числа владельцев телевизоров книги читает один из 15 человек.

Общественные интересы в нашей стране вызывают к жизни всемерное развитие и книги, и телевидения, которые во взаимодействии и при взаимной поддержке решают общие задачи удовлетворения постоянно расширяющихся культурных запросов населения.

Основная цель наших телепередач о книге — привлечь внимание к произведениям научной, художественной, научно-популярной, молодежной и детской литературы.

Телевидение оказалось прекрасным пропагандистом книги. Этот вывод верен для многих стран с давней традицией книгопечатания.

Интересные данные о связи показа по телевидению инсценировок литературных произведений с покупательским спросом на книги собрали венгерские исследователи.

Согласно анкетам, распространявшимся среди читателей, «Сага о Форсайтах» большинству опрошенных показалась скучной книгой. После демонстрации одноименного 26-серийного фильма спрос на книгу возрос. Чтобы удовлетворить его, пришлось выпустить несколько дополнительных тиражей. Роман Голсуорси разошелся в 87 000 экземплярах. Вслед за демонстрацией на венгерских экранах греческого кинофильма «Одиссея» поэму Гомера в течение нескольких дней приобрели 30.000 читателей.

Аналогичные факты приводит французский журнал «Эроп». Например, после телепередачи о Марселе Прусте за одну неделю было продано 40 000 экземпляров книг этого писателя. А после показа по телевидению в «Новостях» сцены из спектакля Ленинградского Большого драматического театра им. М. Горького «Идиот» в Париже за пять дней с полок книжных магазинов исчезли все имеющиеся в наличии издания романа Достоевского.

Телевидение открыло перед литературой новые возможности в области идейного и художественного воспитания, позволило неизмеримо расширить аудиторию встреч, читательских конференций и других форм живого общения писателей с читателями разных городов и сел.

Богатый опыт участия писателей в киноэкранизации литературных произведений, опыт создания многих литературных передач на радио все более дополняется активизацией писательских сил на телевидении.

Сущность взаимоотношений литературы и телевидения не исчерпывается экранизацией литературных произведений и выступлениями писателей на телестудиях. Рождаются новые проблемы соотношения литературы и малого экрана.

Одна из таких проблем заключается в том, что человек часто, прежде чем стать читателем того или иного художественного произведения, становится зрителем, т. е. знакомится с его экранизацией. Удачная экранизация дает новую жизнь литературному произведению и в большинстве случаев возбуждает всеобщий интерес к книге. Именно так произошло после демонстрации по телевидению многосерийного телевизионного фильма «Как закалялась сталь». Фильм с новой силой привлек к литературному наследию Н. Островского внимание читателей разных поколений. Однако бывает и по-другому. Познакомившись по телевидению с сюжетом произведения, человек может потерять интерес к литературному первоисточнику.

Нередко теоретики средств массовой информации путают два понятия — «массовость» и «народность» в работе, например, телевидения. Его массовость — это обращенность практически ко всему населению, универсальность, растущая доступность. Массовость — это количественный показатель функционирования телевидения. Народность — это качественный показатель телевидения, отражающий демократический, народный характер и главных героев, и лейтмотив программирования передач, а также содержание, характер, структуры и формы работы нашего телевидения.

Вместе с тем народный характер нашего телевидения не отрицает, а, наоборот, подчеркивает подлинную его массовость. И здесь возникает еще один парадокс, идущий от диалектики единства общественного развития духовной жизни и современной научно-технической революции: телевидение как средство массовой информации выступает у нас против… массовой культуры. Значит, понятие массовости при определенных условиях переходит из разряда только количественных показателей в разряд качества содержания идейного и художественного уровня духовных ценностей. Ибо когда мы говорим о массовой культуре, то подразумеваем низкопробный поток псевдодуховных произведений. Это происходит тогда, когда в тайны труда писателя, художника вторгается поточное, конвейерное производство штампованных серий со своими законами коллективного труда специалистов разного профиля. Если это вторжение стирает индивидуальность художественного произведения и его автора, если законы телепроизводства ломают ручную лепку автора, то телезритель получает суррогат искусства. Поэтому в преодолении телевидением как средством массовой информации опасности стать проповедником массовой культуры, на наш взгляд, решающую роль играет бережное отношение к закономерностям и особенностям творчества художников-смежников, понимание их, а также поиск новых телевизионных изобразительных средств, способных более выразительно воссоздать замысел автора оригинала. Перевод произведения литературы, театра на язык телевидения есть создание нового сочинения. Оно станет удачным, подлинно художественным, отталкивающим массовую культуру, если его создатели ставят и рассматривают сверхзадачу: приобщить зрителя к вершинам искусства, поднять уровень его подготовленности, обогатить его новыми духовными ценностями, предназначая свое произведение не для избранных, а самой широкой аудитории. И у нас, и на Западе есть подлинные шедевры телевидения как искусства, как ретранслятора смежных художественных произведений.

Массовая культура рождает новую ориентацию, особенно у молодежи, что означает не просто пристрастие к той или иной форме организации досуга или симпатии к конкретным исполнителям, но нередко и представляет изменения в мировоззренческой позиции молодых, сбивает с толку взрослых. Вдруг современная «массовая культура» становится для многих своеобразным символом, соответствующим особой шкале духовных ценностей. В этом — опасность и вред массовой культуры: у человека размываются критерии прекрасного, понимание подлинного искусства, человек ищет в искусстве и литературе лишь развлечение.

Великие творения искусства, раскрывая и утверждая прекрасное и возвышенное в окружающей жизни и человеке, его помыслах и поступках, несут могучий заряд красоты, одухотворенности, совершенства, веры в созидательные силы человека, и раскрыть этот заряд, подготовить учащихся к восприятию специфического языка искусства, ввести их в необыкновенный мир эмоционального сопереживания — задача учебных программ телевидения. Эмоциональная грамотность и эмоциональная зрелость — родные сестры творчества и антиподы бездуховности, социальной несправедливости, тунеядства, мещанского отношения к богатствам культуры.

Этот поворот, это качество эстетического воспитания особенно важно для молодежной телеаудитории. Но ее художественные потребности удовлетворяются телевидением явно недостаточно, в основном за счет музыкальных передач, а еще точнее — эстрады. Конечно, молодежная аудитория может удовлетворять свои интересы широкой панорамой художественного вещания для иных возрастных групп — от мультфильмов до «Мастеров оперной сцены», но направленная работа по художественному воспитанию для этой категории населения остается резервом телевидения.

Для художественного образования взрослого населения телевидение предлагает десятки рубрик, сотни передач: спектакли театральные и музыкальные, «Литературный альманах» и «Поэтическая антология», «Круг чтения» и «Диалоги о литературе», «Рассказы о художниках» и обозрения «По музеям и выставочным залам», «Музыкальный киоск» и самые разнообразные виды классической, народной, современной музыкальной культуры, наконец, «Кинопанорама», «Киноафиша», сотни кинофильмов, включая фильмы-концерты, и еще многое другое.

Восприятие духовного содержания художественных передач, без сомнения, способно оказывать идейное и эстетическое влияние на телезрителей. Но это происходит благодаря самому телезрителю, самостоятельно вылавливающему в океане телевизионной художественной продукции заинтересовавшее его произведение. Ни концептуальности, ни систематики в художественном вещании, ориентированном на взрослую аудиторию, у телевидения практически нет.

Главный путь развития и совершенствования телевизионного вещания в деле эстетического воспитания взрослого населения — это новый подход: от случайного к системе, от навязывания произведений искусства к убеждению ими, от вала к разработке передач по интересам, к формированию телевидением определенных эмоций, оценок, вкусов, к осознанному пониманию специфической природы произведений искусства.

При разработке концепции художественного телевизионного вещания хорошим примером может послужить вещание на детскую аудиторию и учащихся. Большинство детских телепередач строится с участием ведущих, которые помогают своим юным зрителям лучше ориентироваться в происходящем, закладывают наиболее простые, доступные им эстетические понятия («Детский час», «Спокойной ночи, малыши!», «Сказка за сказкой», «Ребятам о зверятах»). Важно отметить, что передачи для детей стимулируют и развитие у них собственно творчества, охватывая все ступени художественной деятельности: восприятие — наслаждение — понимание — оценка — самостоятельность (творчество). Детские передачи хорошо подготавливают ребенка к следующему, более сложному этапу его эстетического воспитания, где он также с помощью ведущих учится понимать произведение искусства, оценивать его по законам красоты, развивать свой эстетический вкус.

Важнейшей чертой художественных передач телевидения для детей и молодежи, позволяющей говорить о собственно эстетическом воспитании учащихся, является их системность и концептуальный подход. И поэтому, может быть, не случайны отмечаемые современными социологами факты, свидетельствующие, что в ряде случаев именно телевидение стимулирует эстетические виды внешкольных увлечений и занятий. Эти занятия связаны с непосредственным участием школьника в таких формах творческой деятельности, которые предполагают общение со сверстниками и друзьями (занятия в кружках и секциях, проведение времени в компании друзей); повышается популярность и индивидуальных занятий, таких, как чтение книг, коллекционирование, прослушивание магнитофонных записей. Установленный исследователями систематический характер контактов школьной аудитории с телевидением и тот факт, что телевидение для детей —это отнюдь не способ «провести время», а возможность расширения и углубления художественных потребностей и интересов, позволяют судить и о плодотворности усилий передач по эстетическому воспитанию подростков, перспективности дальнейшего совершенствования этой работы.

Совершенствование это видится в специализации рубрик для школьников, увлекающихся и углубленно занимающихся тем или другим видом искусства; в появлении (точнее, в реставрации существовавших когда-то) передач, ориентированных на подростковую самодеятельность, которые, в свою очередь, смогут стимулировать (а в большинстве случаев реанимируют) школьную самодеятельность — важнейшую составную часть культурной работы в школе.

Но линия художественного образования внезапно прерывается на молодежной аудитории, именно на том этапе развития человека, когда складывающийся в нем как часть его духовного «я» эстетический идеал особенно нуждается в апробации со стороны эстетической теории, во-первых, для углубления и выработки эстетических понятий и категорий прекрасного, во-вторых, для возможности отстоять, защитить свои позиции в столкновении с постулатами «массовой культуры», успешно вести против нее наступательную борьбу.

Необходимость целенаправленного воздействия на молодежную аудиторию с помощью специализированных телепрограмм очевидна. Но они, прежде всего, не должны выпадать из необыкновенно удачно найденной молодежной редакцией формы телевизионного общения со своей аудиторией, а, кроме того, должны строиться с таким расчетом, чтобы могли стать побудителем внутренней духовной работы зрителя, работы его ума и сердца, способствовать развитию у него эстетического, как непременного свойства его взаимоотношений с окружающей действительностью, его поведения. Эта ориентированность молодежных передач на индивидуальное сознание, самообразование позволит зрителю самому контролировать и внутренне мотивировать свои суждения и оценки, самостоятельно вырабатывать свое мнение, которое в конечном счете и оказывается основой мировоззрения и мироотношения.

Вместе с тем, отмечая ослабление усилий телевидения в сфере образования молодежи, нельзя отбрасывать ту значительную работу, которую проделывает молодежное вещание в области художественной самодеятельности. Такие передачи, как «КВН», «Что? Где? Когда?», «Музобоз», «Музыкальный киоск», «Шире круг» являются мощными стимуляторами и организаторами эстетической деятельности молодежи и способны помочь большинству учреждений культуры в их деятельности, самим своим существованием предназначенных для культурной работы с населением. С помощью специализированных передач телевидение могло бы оказать действенную помощь и в организации педагогического всеобуча руководителей коллективов художественной самодеятельности, любительских объединений.


§ 2. ТЕАТР И ТЕЛЕВИДЕНИЕ


Театральная постановка на телевидении есть перевод одного и того же сочинения с театрального языка на язык визуальный, из одного вида искусства в другой. Причем в телевизионном возможны и новые сюжетные линии, и временные изменения в развертывании действия, и другие отступления от первоосновы. Такой переход произведения из одного вида искусства в другой можно сравнить с переводом стихов с одного языка на другой, когда существуют дословные подстрочники, но нужен оригинальный талант поэта-переводчика, чтобы стихотворение стало произведением искусства на другом языке.

Заметим, что неоднократное обращение разных режиссеров к одному и тому же классическому произведению для его воплощения на телевидении, отсутствие бережного отношения к классике могут привести к «размыванию» культурного наследия.

Каждый театр по-своему ставит одну и ту же пьесу. И это не вызывает ни у кого возражений. Но если на телевидении будут появляться одна за другой разные экранизации одного и того же произведения, то здесь возникает совершенно иная реакция аудитории, рожденная спецификой самого телевидения как искусства, имеющего массовую аудиторию.

Из 200 миллионов телезрителей всегда найдется миллион-другой людей, которые по разным причинам не могли посмотреть в свое время какой-то спектакль. Для них такие телепостановки — премьеры. Телевидение стремится ввести в оборот духовные ценности для новых поколений, воспроизводя на экране то, что стало классикой.

Когда сегодняшний телезритель — и не только молодой — видит великих актеров (Раневскую, Грибова, Марецкую, Анджапаридзе), он лучше понимает, что такое талант, что такое искусство, как оно воздействует на душу человека. Он может сравнить достижения театра вчера и сегодня, испытывая чувство благодарности к телевидению, предоставившему эту уникальную возможность. Кроме того, и сами театральные коллективы могут сопоставлять свои впечатления разных лет, делая выводы об уровне актерского исполнения, режиссуры, следить за развитием традиций современного театра, судить о степени его обновления.

На Центральном телевидении родился политический театр, что явилось результатом синтеза творческих возможностей художественной публицистики и современного театрального искусства. Политический театр, начатый спектаклями «Два взгляда из одного кабинета» Ф. Бурлацкого и «Почему убили Улофа Пальме?» Г. Зубкова, был затем продолжен по двум тематическим направлениям: вопросам перестройки внутри страны и проблемам международной жизни. В основе спектаклей политического театра лежат жизненные коллизии, противоречия, которые преодолевает личность. Острый сюжет не может не захватить зрителя. Вместе с тем успех передачи зависит от степени художественного обобщения, от умения авторов и исполнителей создать живые и правдивые образы наших современников.

Форма литературного театра находит свое продолжение в телеспектакле. Родилась она из потребности сделать литературу достоянием широких масс с помощью возможностей, которыми располагает телевидение. Основное требование, предъявляемое к литературному театру, — найти ту форму, которая бы наиболее полно выразила написанное слово. Формы, которые использует литературный театр, весьма разнятся между собой — от чтеца в кадре до сложной литературной композиции.

Литературный театр строится на принципах точного прочтения литературного текста (лишь по необходимости прибегают к купюрам). В этом его отличие от телевизионного спектакля, который трансформирует произведение, переводя его из повествовательной формы в драматургическую. Будучи связанным в сценарном осмыслении литературного произведения, телевидение берет реванш в интерпретации изобразительной, используя богатство выразительных возможностей малого экрана. К числу их относятся: композиция кадра, ракурс, ритм и темп действия, монтаж, музыкальное и декоративное решение — все то, что использует игровое телевидение. И как главное, решающее средство выступает манера и стиль актерского исполнения.

Литературный театр принадлежит к малым формам постановочного характера, отсюда — ограничение его постановочных возможностей (сравнительно небольшое количество декораций, их простота, малое количество монтировочных репетиций и т. д.).

Сегодня уровень требовательности общества к художественному телевидению, к его роли в преодолении существующих различий между культурными центрами и отдаленными районами возрастает. Телевидение способно, преодолевая пространство и время, предоставить возможность миллионам любителей театра отдаленных районов увидеть спектакли столичных театров. Особенность телевидения как вида искусства и состоит в том, что оно в состоянии не только создавать свои оригинальные спектакли, но и запечатлевать произведения смежных искусств, в том числе и театра. Известно, сколь недолговечна жизнь театрального спектакля. Со временем уходят актеры, меняются режиссеры, «дряхлеют» постановки. Успеть зафиксировать на пленке спектакли и актеров в расцвете творческих возможностей — одна из главных задач телевидения, которое должно внести свой посильный вклад в общий фонд культурных ценностей страны. Разумно чередуя показ премьер и театральных спектаклей из этого фонда — подлинного арсенала художественной культуры, телевидение приобщает все новые поколения молодых людей к ценностям, на которых воспитывалось старшее поколение.

Показ спектаклей из фонда можно характеризовать как принципиальную, стратегическую линию в идейно-эстетическом воспитании населения. В программах телевидения этот показ можно выстраивать по тематическому принципу, по принципу знакомства с работами одного режиссера, одного творческого коллектива, одного актера и т. п.

На телевидении прочно и, очевидно, не случайно утвердился принцип серийности передач, фильмов и спектаклей, позволяющий с максимальной полнотой донести до современного зрителя идейно-художественное богатство лучших образцов отечественной и зарубежной литературы.

Один из вариантов телевизионного прочтения литературного произведения — театр одного актера. Это форма, которая, сохраняя необходимые элементы театра, дает возможность передать в неприкосновенной точности авторский текст, авторскую интонацию, авторское отношение к героям. Предлагаемое для телетеатра произведение литературы может быть прочитано (исполнено) по главам. При этом оно сохраняет притягательность известности (как будто бы знакомо всем) и таит в себе такие глубины, которые не раскрываются при беглом знакомстве. И если несколько вечеров зрители проведут у телевизоров, вслушиваясь в художественный текст, можно с уверенностью сказать, что цель такой передачи достигнута.

Зрители будут видеть незаурядного актера, который предстанет в самых разных литературных образах. Он не будет однообразным, этого ему не позволит литературный материал. Высокая публицистика и тонкий лиризм авторских отступлений будут чередоваться с жанровыми сценами произведения.

Таким образом, оригинальность и специфичность формы театра одного актера, с использованием характерных только для телевидения изобразительных, художественных средств, даст возможность с максимальной полнотой передать литературные особенности произведения.

Отзывы телезрителей говорят о том, что они не только отвергают мысль о вреде, который будто бы наносит телевидение театру, драматургии, литературе, но и подчеркивают рождение нового, более глубокого интереса и к театру, и к литературе.

Жизненная сила, реальность взаимодействия театра и телевидения проявляются прежде всего во взаимном обогащении новыми идеями, новыми формами художественного мышления.

Испытывает на себе влияние телевидения и театр. Обращение актера к зрительному залу с монологом, вовлечение зрителя еще в фойе в театральное действие, масштабность деталей и условность декораций, использование видеотехники в театре — в этом и проявляется влияние телевидения на театр, влияние, закономерности которого еще ждут своих исследователей.

Создание телевизионного спектакля не есть простое повторение театра. Это творение другого, смежного вида искусства, как бы параллельный вариант театрального спектакля, существующего уже в ином пространстве и измерении — на телеэкране. Телевизионный спектакль теряет преимущества театральной постановки, связанные с впечатлением зрителя от непосредственного личностного контакта с актерами, когда зритель видит действие в трех измерениях, в особой атмосфере театрального зала. Теряя одни особенности, телевизионный спектакль приобретает другие: его могут смотреть одновременно миллионы людей, большинству из них, может быть, никогда не удастся побывать в театре на этом спектакле.

Телевизионная версия спектакля предъявляет к актеру и режиссеру новые требования. Актер театра «работает на публику в дальних рядах». Актер телевидения «работает только на первый ряд», ибо лица театральных героев, их выражение видны до мельчайших деталей, видны в движении, они отражают внутреннюю жизнь героев.

Взаимодействие театра и телевидения включает в себя проблемы трех уровней. Первый уровень — объективно существующее взаимное влияние одного вида искусства на другой. Второй уровень связан с субъективными усилиями режиссеров, драматургов, актеров в развитии современного театра и телетеатра максимально использовать сильные стороны каждого. И третий, самый высокий уровень взаимодействия состоит в координации развития театрального дела в стране, в отдельных регионах с учетом становления художественного телевидения в центре и на местах. Координация усилий в этой сфере должна привести к сравнительно равномерному распределению в стране очагов театрального искусства, к максимальному вовлечению театра и телетеатра в эстетическое и идейное воспитание общества.

В художественном телевидении важно различать жанры телефильма и телеспектакля. Разница между этими жанрами очевидна. Когда с телевизионного экрана с телезрителями разговаривают на языке кино, мы понимаем, что смотрим телефильм; когда — на условном языке театра, мы знаем, что перед нами телеспектакль. В свое время к определению этих жанров подходили слишком упрощенно: считалось, что всякое игровое художественное произведение, снятое на натуре или в реальных интерьерах, — телефильм, а произведение, снятое в студии, — телеспектакль. Практика показала ограниченность такого подхода, на телеэкране стали появляться фильмы, снятые в основном или даже целиком в павильоне («Двенадцать разгневанных мужчин», «Авария» по Ф. Дюрренматту, «Опасный поворот» по Д. Пристли и др.), и спектакли, снятые на натуре или с большим количеством натурных кадров. Жанровые границы начали, казалось бы, стираться, и этим мгновенно воспользовались некоторые режиссеры и редакторы, начав выдавать одно за другое, а именно — телеспектакли за телефильмы. В этом им помогло появление такого понятия, как видеофильм. Что такое художественный видеофильм? Во всей вероятности, это художественный фильм, снятый на видеопленку. Подчеркиваем, фильм, созданный по всем законам кинематографии кинорежиссером на натуре. Между тем в последнее время все чаще приходится сталкиваться с произведениями, выходящими в эфир под видом художественных телефильмов (большой частью многосерийных). Узнав из программы о премьере такого фильма, зритель настраивается на восприятие кино, и поначалу, как правило, ему действительно показывают кино: проплывают виды города, пейзажи, мелькают планы людей, идет реальная жизнь и вдруг — павильон, довольно бедный реквизит, характерный студийный звук и актеры, произносящие пространные монологи. У зрителя появляется ощущение неправды (в кино так не бывает!), которое могло бы и не появиться, если бы он с самого начала настроился на восприятие спектакля, т. е. зрелища, предполагающего определенную условность и камерность.

Борьба за чистоту жанра, за поиск точных критериев в оценке телевизионных программ и дальнейшее их совершенствование требуют уточнения рассматриваемых жанровых понятий.

Зрители сравнительно спокойно воспринимают слабую режиссерскую или актерскую работу в театре. Она редко становится предметом всеобщего обсуждения. Иное дело —телевизионная премьера, в особенности новая работа известного режиссера с участием популярных артистов. Для многих людей это событие. Появление актера на телеэкране в вечерние часы общевыходных и праздничных дней — акция, могущая стать поворотным моментом в его творческой биографии. Притом акция ответственная и даже рискованная. Просчетов и неудач телезрители не прощают, так же как не прощают до назойливости частого появления актера на домашнем экране. В этом справедливо видят деятели театра сложности и опасности взаимодействия с телевидением.

Все это важно. Но вместе с тем телетеатр занимает значительное место в сети вещания. Нет постоянного времени выхода в эфир, объем вещания до обидного мал.

Несмотря на то что редакторы активно сотрудничают с такими авторами, как А. Борин, И. и В. Ольшанские, А. и О. Лавровы, которые пишут специально для телевидения, тем не менее ни теледраматургия как самостоятельный жанр, ни теледраматург устойчивости на телевидении еще не приобрели, так как отдельные удачные оригинальные сценарии и пьесы — это еще не процесс, гарантирующий развитие жанра.

Как правило, в механизме заказа теледрамы преобладает инициатива редакции. Это, разумеется, не исключает и встречного процесса, когда идею или готовую пьесу приносит автор, уже работавший с редакцией, или новый автор. Редакторы стараются следить и за новыми именами, и за работой известных, опытных драматургов. Маститый драматург предпочитает увидеть свою пьесу реализованной в театре и для ТВ оставляет то, что по тем или иным причинам театру не подошло, или включается в замысел, разработанный им совместно с редакцией. Довольно часто инициатива исходит от известных режиссеров, не реализовавших свои идеи на театральных подмостках.

Материальное поощрение драматурга на телевидении ниже, чем в кино и театре.

Оригинальная пьеса или инсценировка литературного произведения, предлагаемая для постановки в телетеатре, должна отличаться от традиционной театральной пьесы, иметь экранное решение, учитывать возможности крупного плана, так как законы зрительского восприятия, происходящего на театральной сцене и на экране телевизора, абсолютно различны, причем надо учитывать, что в телетеатре наибольший интерес представляет развитие психологической линии характеров, а не их внешнее проявление.

Драматург должен также хорошо представлять себе, что на сегодняшний день технические и финансовые возможности ТВ ограниченны, поэтому предпочтительнее локальные драматургические решения.

Редактор на ТВ является в определенной степени соавтором. На нем лежит ответственность за отбор произведений, поиск новых авторов. В дальнейшем редактор принимает активное участие в работе над произведением, вплоть до выхода в эфир готового спектакля.

Проза не равный партнер драматургии, а ведущий, со всеми вытекающими отсюда особенностями. Обращение к серьезной прозе дает не только литературное качество, но и возможность пригласить лучших режиссеров страны. На этом перекрестье возник «золотой фонд» бывшего Центрального телевидения — работы А. Эфроса, П. Фоменко, Л. Хейфеца и др. Здесь уместно вспомнить А. Довженко, который говорил, что по хорошему сценарию средний режиссер сделает хороший |фильм, по среднему сценарию выдающийся режиссер сделает посредственное кино. В еще большей степени эта закономерность выявляется в художественной телеинтерпретации прозы. С большим сожалением приходится отмечать, что в стране не существует практики издания теледраматургии.

Телевидение представляет равные возможности жителям сел, поселков, деревень и крупных городов, центров культуры и науки смотреть и слушать трансляции важных политических, культурных и спортивных событий, происходящих в Москве, в столицах других государств, присутствовать на лучших театральных спектаклях, концертах мастеров искусств. Таким образом, история отечественного телевидения есть история укрепления и развития его социальной роли как мощного рычага, ускоряющего процесс преодоления существенных различий в культурном уровне города и села. Способность телевидения приобщать жителей городов и сел к достижениям культуры, преодолевать расстояния и оторванность отдаленных районов от центров политической и культурной жизни содействует повышению культурного уровня, расширению кругозора жителей сел и городов. Телевидение способствует формированию устойчивых коллективов трудящихся на новостройках, в отдаленных районах, так как благодаря ему люди меньше чувствуют оторванность от центральных районов, от событий в нашей стране и во всем мире.


§ 3. МУЗЫКА И ТЕЛЕВИДЕНИЕ


В условиях преодоления застойных явлений в духовной жизни общества, в деятельности творческой интеллигенции, в условиях ослабления механизма торможения свободы творчества могут произойти и происходят глубокие изменения в эстетических вкусах населения. Благодаря современным техническим устройствам музыка больше других видов искусства окружает человека, а следовательно, и воздействует на него. Поэтому перед телевидением остро стоит проблема: развивать, а по мере необходимости и изменять музыкальные, а через них и эстетические вкусы и принципы человека. Широкая открытость, возможность свободного и демократического самовыражения могут дестабилизировать общественный интерес, культурные запросы. От стесненности и скованности к безудержным увлечениям и вседозволенности — так порой выглядит путь удовлетворения жажды духовного обновления в сегодняшней жизни.

Формирование с помощью телевидения музыкальных вкусов не есть задача чисто просветительская; она становится частью работы по формированию современного мировоззрения, свободного, с одной стороны, от устаревших стереотипов, а с другой — содержащего передовые идеи нашего времени. Музыкальная ориентация отражает не просто приверженность той или иной форме организации свободного времени или симпатии к «звездам». Она выражает определенную жизненную, мировоззренческую позицию человека, особенно юного гражданина. Так, современная популярная рок-музыка стала для многих молодых людей своеобразным символом, соответствующим особой шкале культурных ценностей. Вот почему наше телевидение призвано не бездумно размножать эту музыку, а анализировать ее как в социальном, так и в эстетическом плане, раскрывать мотивы обращения прежде всего молодых именно к этим музыкальным произведениям. Здесь нужно не ругать, не осуждать, а постараться понять, что молодым свойственна эмоциональная распахнутость и стремление к развлекательности как элементам молодежной культуры, второстепенность рационального подхода и разумной оценки увиденного и услышанного. Таковы особенности сознания и психики молодого человека. И учет этих особенностей, преодоление недооценки своеобразия восприятия молодыми людьми прежде всего музыки — главное в работе средств массовой информации с молодежью. Музыкальные передачи, которые по вечерам соседствуют в эфире с публицистикой, даже если они и не построены на сегодняшнем актуальном материале, вызывают потребность знакомства с глубинными жизненными конфликтами, полнокровными человеческими характерами.

Музыкальный экран нередко переносит нас в прошлое, открывая его малознакомые страницы. Настоящее в прошлом и прошлое в настоящем — эту связь времен, идеалов, традиций нашей многонациональной культуры музыкальное телевидение делает особенно наглядной в своем духовном единстве. Весь смысл деятельности музыкальных редакторов телевидения состоит в том, чтобы помочь верно ориентироваться в мире музыки, в мире, который ныне не знает ни географических, ни государственных границ и преград. На смену запретам периода застоя приходит иная увлеченность. Во многом следствием этого стало бурное распространение рок-музыки, особенно среди молодежи. Рок-музыка окружает современного человека повсюду: проигрыватели, магнитофоны, радио, телевидение. Рок вытесняет остальные виды музыки. Он вездесущ. Его коварство в том, что он отгораживает молодежь от других сфер духовной жизни. Но жизнь не стоит на месте. Изменяются и музыкальные пристрастия.

Телевидение всячески поощряет поиски этого пути. Один из таких поисков проявляется в том, что стилевое направление рок-музыки, по имеющимся признакам, все более смыкается с творчеством бардов (авторская песня), тяготевших всегда к рельефному выражению социальной жизни. Можно предположить, что в этом случае возникает переосмысление выразительных средств рок-музыки, их использования, что приводит к усложнению мелодико-гармонической структуры. Наглядность этого процесса хорошо просматривалась в передаче «Музыкальный ринг» с участием «Машины времени» и других телепередачах.

Телевизионные жанры музыкального вещания прошли путь от трансляций концертов, музыкальных спектаклей, через тематические программы к музыкальному документальному фильму-портрету и к музыкальному оригинальному художественному фильму. При этом появление более сложных жанров не исключило из арсенала телевидения и трансляций популярных концертов, спектаклей, организации конкурсов песни и т. п.

Центральное и местное телевидение сформировали самостоятельный раздел музыкального вещания — музыкально-образовательные программы. На протяжении многих лет музыкальные редакторы ведут циклы специальных передач самого различного профиля. Одни из них рассчитаны на любителей эстрадной, другие — симфонической, оперной, камерной, хоровой музыки. Есть передачи для начинающих слушателей. А есть и такие циклы, которые предусматривают аудиторию уже эстетически подготовленную.

Особо следует отметить, что за последние годы все активнее участвуют в массовом музыкально-эстетическом воспитании крупнейшие деятели музыкальной культуры, встречи с которыми неизменно превращаются в значительные художественные события. Большим успехом пользовались передачи, в которых ярко, образно, глубоко рассказывал о музыке крупнейший дирижер Е.А. Мравинский.

Показ по телевидению четырех фильмов «Дирижирует Евгений Мравинский» стал знаменательным культурным событием. И сейчас, спустя время, фильмы не позволяют забыть о себе, побуждают к раздумьям, к тому, чтобы вновь мысленно пережить их, поскольку у авторов есть определенная позиция в вопросе о том, как снимать музыку. Для зрителя возникает эффект присутствия в Большом зале Ленинградской филармонии. Операторы показывают зал много, изобразительно. Зал важен не просто потому, что здесь на протяжении четырех десятилетий выступал Мравинский. Существеннее иное: Большой зал может служить образцом некоей прекрасной материализовавшейся симфонии. Нарядность и простота, строгий ритм, соразмерность величавых беломраморных колонн и изысканно сверкающих хрустальных люстр делают его желанной оправой для музыки. Удивительным образом классическая стройность зала гармонирует с благородством искусства Мравинского. Как только дирижер появлялся на эстраде, все внимание телезрителей было приковано к нему.

В раздел музыкально-образовательных программ входит и рубрика «О балете». Создатели этой передачи стремились в рамках одного цикла выделить несколько направлений, пытаясь при этом сохранить едиными, насколько возможно, не только заставку, позывные и прочие аксессуары, но и стиль передачи, манеру общения с аудиторией. Программы, посвященные выдающимся исполнителям балетного театра, должны не только знакомить телезрителей с творчеством лучших хореографов, с секретами и тайнами их профессии, но и дать возможность проследить историю развития искусства танца.

Музыка на телевидении может быть компилятивной и оригинальной. В телефильме (телеспектакле) музыка является органической частью его целостного образа. Она несет в себе драматургические и стилистические функции, способствуя выявлению композиционной структуры произведения, его атмосферы, сюжетных линий и жанровых признаков, помогает раскрыть социальную и национальную среду действия, отображает историческое время (эпоху), передает индивидуальные особенности автора.

Что касается музыкальных концертных программ, то они подразделяются на три вида:

— концертные программы, составляемые из вновь записанных на видео номеров отдельных исполнителей и коллективов;

— концертные программы из ранее отснятых (фондовых) номеров, которые может объединить ведущий;

— программы, составляемые по сценарному (режиссерскому) плану и сочетающие новые и записанные ранее номера.

Популярны на телевидении и музыкальные концертно-постановочные передачи. В них на основе сценарного плана и режиссерской разработки исполнение музыкальных произведений оркестрами, хорами, солистами дополняется изобразительным материалом (кино- и фотофрагментами).

К участию в концертно-постановочных передачах привлекаются ведущие (артисты) для чтения сопроводительного текста и участия в инсценируемых фрагментах. Сценарные концертно-постановочные передачи имеют, как правило, два варианта:

— передачи, в основе которых лежат симфонические, камерные, а также песенные программы;

— передачи, посвященные творчеству деятелей музыкальной культуры и отдельных творческих коллективов во всех музыкальных жанрах.

Музыкальное представление на телевидении, как правило, имеет три жанра:

а) сюжетное музыкальное представление, созданное по оригинальному сценарию, требующее режиссерской постановки номеров, их телевизионного решения, работы с композитором, балетмейстером, исполнителями, коллективами;

б) представление, не требующее постановки номеров или их нового решения;

в) представление, основой которого является музыкальная драматургия без оригинального текста.

Музыкальные трансляционные программы подразделяются на два вида:

а) трансляция спектакля, концерта, музыкального представления или события со специальной подготовкой и включением телевизионных сюжетов;

б) трансляция без дополнительных телевизионных сюжетов.

Музыкальные телевизионные передачи по жанровым признакам можно подразделить на четыре основных вида: постановочные, концертно-постановочные, концертные и трансляционные.

Большую роль в эстетическом воспитании играют специальные рубрики и циклы передач для детей. И в этом немалая заслуга местных студий телевидения. Так, в 1964 г. на телеэкране впервые прозвучали позывные пермского «Музыкального теремка». В первом выпуске ведущая рассказала дошкольникам о том, что такое песня, марш и танец. (Это была так называемая контрольная группа ребят, которая участвовала во всех последующих передачах и по которой проверяли уровень и темп развития музыкального сознания.). Построены передачи были по принципу направленной импровизации: текст и мизансцены выверялись только с ведущей, ребятам предоставлялась полная свобода выражения. Это создавало атмосферу увлекательной игры, в которой раскрывались музыкальные способности даже самых застенчивых детей. В группе исполнителей-иллюстраторов выступали ученики музыкальной школы и участники хореографической студии пермского Дворца культуры им. Я.М. Свердлова.

Позже на Пермской студии телевидения родился преемник «Теремка» под названием «Тилибом».

«Тилибом» отличается от «Теремка» тем, что в нем есть определенный сюжет. Каждая передача — это своеобразный спектакль, где в игровой форме преподносятся элементы музыкальных знаний. «Ожившие игрушки» предлагали ребятам запомнить определенные мелодии, под которые они оживали. Задача этой передачи — развитие ритмических навыков (зрители должны были запомнить и воспроизвести движения игрушек), совмещение зрительного и музыкального образов.

В музыкальном телевидении заметное место занимают фестивали и конкурсы, которые имеют свои жанровые особенности. Чаще всего фестивали посвящаются одной теме, но международный фольклорный телефестиваль «Радуга» отличается и тематической, и жанровой многоплановостью.

В ряде фильмов, показанных на одном из конкурсов, использованы новые формы подачи материала, в частности так называемый метод блуждающей камеры, позволивший сделать зрителя как бы непосредственным очевидцем и участником событий. Таким образом, фестиваль не только обогатил представления об искусстве народов многих стран мира, но и познакомил с удачным опытом зарубежных тележурналистов, режиссеров, с их поисками воплощения этой важной темы на экране. Фестиваль «Радуга» стал традиционным на телевидении 1-го канала.

Музыка на телевидении должна активно помогать зрителям осваивать разнообразные формы проведения досуга, адресовать их и к книгам о музыке.

В передачах «Музыкального киоска» ведущая Э. Беляева наряду с представлением новых грамзаписей в очень мягкой, доброжелательной форме ненавязчиво подсказывает зрителям, любящим музыку, как организовать свое свободное время. Это одна из немногих передач, где органично уживаются самые разнообразные музыкальные жанры.

Культурно-эстетические программы телевидения имеют особый успех и популярность тогда, когда включают в себя развлекательные элементы. В этой связи весьма важны предупреждения социологов об опасности привычно снисходительного, а порой и откровенно негативного отношения к развлекательной стороне культурно-просветительных передач телевидения. Нужно научиться воспитывать развлекая, так как новое воздействие личность воспринимает охотнее всего.

Телевидение в области музыкальной пропаганды сосредоточило свое главное внимание на том, чтобы отбирать и пропагандировать в широких массах лучшие образцы отечественного и мирового музыкального искусства, знакомить с творчеством наиболее выдающихся современных композиторов и исполнителей различных школ и направлений, осмысливать и отражать в концентрированной, но общедоступной форме основные тенденции развития музыкальной жизни как у нас в стране, так и за рубежом.

Среди отдельных передач наиболее популярной стала «Играй, гармонь!», нашедшая самый широкий зрительский отклик.

Эстрадные программы на телевидении занимают 45% всего музыкального вещания. В них входят передачи, представленные такими жанрами: массовая песня, эстрадная песня, духовная музыка, включая все военные ансамбли, авторская песня (барды), речевой жанр, цирк и т. д.

В структуре эстрадно-музыкального телевизионного эфира значительное внимание уделяется массовой песне. Главной редакцией музыкального вещания была подготовлена передача «Годы, поколения, песни», успехом пользовались передачи «Товарищ песня» и «Песня далекая и близкая».

Большой резонанс получил фестиваль «Когда поют солдаты».

Использование средств музыкальной выразительности в документальных передачах должно быть строго продуманным, оправданным, точным. По сложившейся традиции, в общественно-политических программах музыка, как правило, играет пассивную, оформительскую роль.

Использование музыки в документальных передачах телевидения имеет еще один аспект: она способна стать основой для драматургии передачи.

В художественных телепроизведениях, публицистике, научно-популярных передачах, учебных программах принципы работы с музыкой, звуком, с шумами, как и со словом, различны. Степень активности, направленности звукового ряда во многом зависит от вида и жанра телепередачи, от метода ее технического осуществления. Звуковая атмосфера телепередачи, ее акустика построена, как правило, на принципе согласования акустической перспективы с масштабом изображения. Крупный план, например, требует близкого звука, съемки общего плана — более отдаленного звука.

Вместе с опытом к тележурналисту приходит и умение с помощью музыкальных шумов создавать целые «шумовые симфонии», подобно тому как это делается в кино. С большим мастерством был сделан на Эстонском телевидении фильм-концерт «Как живут рыбаки», где режиссер удачно синтезировал музыкальные шумы и собственно музыку: на телеэкране словно прослеживается рождение хоровой сюиты, которая возникает на фоне натурных звуков, образованных свистом ветра, плеском моря, криками чаек и др.

Емкие звуковые подробности найдены в звуковом оформлении телефильма «Был месяц май». В сцене посещения бывшего концлагеря все внимание акцентируется на вороньем карканье и лае невидимой собаки, которые обретают свойства метафоры (напоминание о сторожевых овчарках, об атмосфере ужаса и смерти).

В основе зрительно-звуковой метафоры, которая ориентируется на иносказательную конструкцию для характеристики какого-либо предмета или явления, лежит «двузначность» зрительно-звукового образа.

Немалую роль в экранном языке играют звуковые символы, под которыми понимается звуковой эффект, сообщающий предмету или явлению новый, расширенный по сравнению с сугубо «бытовым» прочтением смысл.

Шумы, используемые звукорежиссером, могут выполнять самые различные функции. Основная из них — создание звуковой атмосферы действия. При этом возможно некоторое увлечение «шумовым документированием», что особенно свойственно кадрам, показывающим рабочего человека в производственных условиях. В показе на телеэкране рабочего человека выработалась своеобразная система штампов — как визуальных, так и акустических. Налицо стереотипность многих телерепортажей или телеочерков, когда рабочие словно затеряны среди машин, станков, потоков льющейся стали, а их слова тонут в производственных шумах. Все это препятствует глубокому раскрытию образа. Воспроизведение на телеэкране звуковой атмосферы действия не должно оставлять ощущения какофонии.

С понятием «звуковая атмосфера» тесно связано понятие «звуковая деталь». Последняя не играет самостоятельной роли в создании экранного образа: она подчинена общему замыслу, но в то же время может стать необходимой его частью.

Практика современного телевидения знает довольно сложные формы использования человеческой речи в форме шумов. Так, в документальном телефильме «Альфа и омега» долгий проезд камеры по библиотеке мимо стеллажей с книгами сопровождается отчетливой, превращенной в шум речью. В результате создается впечатление, что говорят сами книги. Словесная конкретизация в данном случае была бы неуместной, ибо создателям картины требовалось найти лишь общую звуковую форму выражения накопленной в веках мудрости. Речевой шум, таким образом, выполняет здесь роль оригинальной метафоры.

Интересный звуковой прием использован в телеспектакле «Человек со стороны», в сцене, когда герою, поглощенному своими мыслями и переживаниями, разговор окружающих слышится в течение нескольких секунд глуховатым рокотом. На этот раз речевой шум стал выразителем определенного психологического состояния.

«Звук в кинофильме — это прежде всего элемент композиции кадра, — читаем в книге «Динамика фильма». — Поэтому звук, музыку следует относить к той же категории, что и другие элементы композиции кадра, а именно: зрительный материал, движения и жесты, освещение, углы съемки кинокамеры и движущаяся камера» (Фельдман Дж. и Г. Динамика фильма. М, 1959. С. 198).

Эти слова можно с полным правом отнести и к телевидению, где все эти «элементы композиции» неразрывно связаны в системе единой зрительно-звуковой образности. Шумы обретают качества конкретного образа или образной детали, лишь вписавшись в систему общего строения, лишь став частью драматургии телевизионного произведения.



-3-afganistan-i-o-ponomareva-metodicheskij-material-podgotovlen.html
-3-antiscientistskie-interpretacii-sushnosti-filosofii-kuznecov-v-g-kuznecova-i-d-mironov-v-v-momdzhyan.html
-3-avtor-proizvedeniya-soavtorstvo-uchebnik-bliznec-i-a-leontev-k-b-pod-red-i-a-blizneca-.html
-3-byudzhetnaya-sistema-i-byudzhetnoe-ustrojstvo-rossijskoj-federacii-a-n-romanov-predsedatel-nauchno-metodicheskogo-soveta-prof.html
-3-chistota-zalog-zdorovya-sergeeva-a-v-s32-russkie-stereotipi-povedeniya-tradicii-mentalnost-a-v.html
-3-dialog-i-monolog-n-t-svidinskaya-kollektiv.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rekonstrukciya-kontaktnoj-seti-uchastka-elektrificirovannoj-zheleznoj-dorogi-azej-shuba.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sanitarno-gigienicheskoe-organizaciya-sluzhbi-medicini-katastrof.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekar-poyavilsya-najti-bi-lekarstvo-radio-rsn-novosti-16-07-2008-shestakova-anna-15-00-12.html
  • school.bystrickaya.ru/klassifikaciya-plodovih-kultur.html
  • bukva.bystrickaya.ru/narushenie-stroeniya-i-funkcij-organov-i-sistem-pri-hronicheskom-alkogolizme.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-pravitelstvo-rossijskoj-federacii-gosudarstvennoe-obrazovatelnoe-byudzhetnoe-uchrezhdenie-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-informatika-napravlenie-podgotovki-240700-biotehnologiya.html
  • abstract.bystrickaya.ru/-5-poruchitelstvo-uchebnik-2-e-izdanie.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-po-detskim-infekcionnim-boleznyam-dlya-studentov-pediatricheskih-fakultetov-visshih-medicinskih-uchebnih-zavedenij-minsk-1999-g-stranica-3.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-obucheniya-personala-kompleks-uslug-neobhodimih-dlya-gostinici-kategorii-tri-zvezdi-zaklyuchenie.html
  • grade.bystrickaya.ru/novij-ezhenedelnik-argumenti-i-vremya-nameren-stat-v-dalnejshem-media-holdingom.html
  • urok.bystrickaya.ru/postizhenie-chelovecheskoj-organizacii-v-imaginaciyah-i-priroda-est-velikaya-illyuziya-poznaj-samogo-sebya-12.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-xv-prestupnost-v-ekonomike-i-ee-preduprezhdenie-uchebnik.html
  • writing.bystrickaya.ru/02022009-g-s-27-tema-stroitelstvo-stroitelen-kontrol.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/ugolovnij-zakon-ukraini.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/voprosi-dlya-analiza-vtoroj-chasti-literatura-10-klass-metodicheskie-soveti.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochej-programmi-uchebnoj-disciplini-semejnaya-pedagogika-uroven-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/processualnoe-pravopreemstvo-v-arbitrazhnom-processe.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/lekciya-30-saat-szh-30-saat-obszh-30-saat-barli-saat-sani-90-saat.html
  • znanie.bystrickaya.ru/aromatolechebni-i-fitokozmetichni-proceduri-narchnik-po-aromatoterapiya-rumyana-denkova-veselin-denkov.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prikaz-federalnoj-sluzhbi-po-ekologicheskomu-tehnologicheskomu-i-atomnomu-nadzoru-ot-31-iyulya-2009-g-n-667-stranica-6.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-disciplina-himiya.html
  • university.bystrickaya.ru/fb-sankt-peterburg-prevratilas-v-oao-predstoyashie-meropriyatiya-v-gd-5.html
  • grade.bystrickaya.ru/mrbayani-torajirovti-2-zhasinda-sheshes-ajtis-bolip-6-zhasina-dejn-zhesn-trbiesnde-bolan-kejn-kes-ek-limen-bayanauila-kshp-torajir-kentne-tayau-zherge-onistanan.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-o-polozhenii-nauchno-pedagogicheskoj-molodezhi.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/velik-geografchn-vdkrittya-xv-xvii-st-h-znachennya-dlya-lyudstva-stanovlennya-epohi-kolonalzmu.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obshie-rekomendacii-tema-1-geometricheskie-postroeniya-tema-2-izobrazhenie-tochki-pryamoj-ploskosti-na-kompleksnom-chertezhe-tema3-izobrazhenie-geometricheskih-tel-tema-4-sechenie-geometricheskih-tel-ploskostyami.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/proestate-predstavit-proekt-ofisnij-centr-na-obvodnom-kanale-mezhdunarodnij-investicionnij-forum-po-nedvizhimosti-proestate.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-municipalnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-behterevskaya-srednyaya-polnaya-obsheobrazovatelnaya-shkola.html
  • crib.bystrickaya.ru/kniga-vtoraya-efimov-a-v-sagan-a-yu-nauchnaya-redakciya.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k-g-yung-psihologiya-perenosa-stranica-15.html
  • textbook.bystrickaya.ru/k-postanovleniyu-glavi.html
  • tests.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-optimizaciya-materialnih-zapasov-predpriyatiya-i-effektivnoe-upravlenie-imi-na-primere-oao-uralkalij-g-berezniki.html
  • knigi.bystrickaya.ru/reshenie-soveta-deputatov-pokrovskogo-selskogo-poseleniya-atyashevskogo-municipalnogo-rajona-respubliki-mordoviya.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-15-f-m-dostoevskij-dezhurnij-serzhant-milicii-lenivo-otkinulsya-na-stule-i-sprosil.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.