.RU

§ 4. Типы модальных значений в современном калмыцком языке - Книга адресована специалистам гуманитарного, филологического...


§ 4. Типы модальных значений в современном калмыцком языке

Опираясь на различные подходы и точки зрения ученых, изложенные в предыдущем разделе работы, считаем, что для изучения типов модальных значений в современном калмыц­ком языке основополагающими являются три аспекта мо­дальных отношений.

А. Отношение между субъектом действия (носителем признака) и действием (предикативным признаком), т.е. внутрисинтаксическая модальность.

Б. Отношение говорящего к содержанию высказывания с точки зрения его достоверности / недостоверности, т.е. субъективная модальность.

В. Отношение содержания высказывания к действитель­ности в плане его реальности-нереальности с точки зрения говорящего, т.е. объективная модальность.

Взяв за основу точку зрения говорящего, как объединя­ющий семантический признак модальных составляющих, выделяем следующие модальные значения:

1. Квалификация содержания высказывания с точки зре­ния его достоверности-недостоверности. Сюда относят­ся различные оттенки характеристики достоверности сообщения.

2.Оценка обозначаемой в высказывании ситуации с точки

зрения ее возможности, необходимости или желательности.

3.Выражаемая через формы глагольного наклонения оценка говорящим содержания высказывания с точки зрения реальности-нереальности. 4. Отношение говорящего к целевой направленности ре­чевого общения. Согласно данного признака предло­жения делятся: на выражающее сообщение (повество­вательные), побуждение, вопрос и желание (оптатив­ные).

5.Наличие-отсутствие объективных связей между пред­метами, признаками, фактами, о которых сообщается в высказывании, передается через значения утвержде­ния и отрицания.

6. Эмоционально-волевые и морально-этическая квали­фикация сообщаемого.

Учитывая принцип непересекаемости для модальных значений, считаем возможным выделить базовые модальные значения и значения, для которых признаки модальности не является первостепенным или основным. Из приведен­ных выше шести модальных значений первые три могут быть отнесены к базовым, а последующие ко второй группе. По­добный подход к модальным значениям встречается в линг­вистике [Ломтев 1969, Небыкова 1972, Беличкова-Кржижкова 1984 и др.].

Термины «объективная модальность» и «субъективная модальность» прочно вошла в методологический аппарат отечественного языкознания и используются для выявле­ния одного из аспектов дифференциации категории модаль­ности. Объективная модальность называется обязательным признаком любого высказывания или необходимым призна­ком каждого предложения [см. работы В.В. Виноградова, Г.А. Золотовой, П.А. Леканта, В.Г. Гака, ЛЭС и др.]. Субъектив­ная модальность указывается как факультативная, хотя и ее средства могут перекрывать объективно-модальные харак­теристики, образуя в иерархии модальных значений квали­фикацию «последней инстанции». Если мнение ученых об


237


объективной модальности носит более или менее общий ха­рактер, то при определении содержания субъективной мо­дальности наблюдаются значительные расхождения.

В значения «субъективной модальности» включаются отношение говорящего к содержанию высказывания [Золотова 1973, 142] или указание на степень достоверности мыс­ли, отражающей данную ситуацию [Панфилов 1982,164], или степень принимаемой говорящим ответственности за истин­ность того, что он говорит [Palmer 1986, 51], отношение го­ворящего, выраженное неэксплицитно, т.е. не имеющее от­крытое выражение, немаркированное [Падучева 1996, 299].

Противопоставление объективной модальности субъек­тивной заимствовано из логики. Понятия «логическая мо­дальность» и «лингвистическая модальность» не тождествен­ны, хотя некоторые авторы, рассматривая не свойства пред­ложения, а свойства выражаемой в предложении мысли, практически отождествляют категории модальности в ло­гике и языке.

В современной логике термин «модальность» использу­ется для обозначения широкого круга значений, которые свя­заны с разными разделами модальной логики. Если они ука­зывают на моральное, юридическое долженствование или допустимость, к ним относятся такие понятия, как «запре­щается», «разрешается», «допускается» и т.д. Если же ука­зывается на характер объективно существующих связей, то рассматриваемые модальности действительности, возможно­сти и необходимости, считаются модальностями в собствен­ном, узком смысле слова, и объединяются под названием алетической (истинностной) модальности [Кондаков 1971, 351, 503].

Логика рассматривает модальность, прежде всего, в свя­зи с решением традиционного вопроса об истинности и лож­ности суждения. Лингвистическая же модальность не все­гда связана с фактическим соответствием сообщаемого си­туации. Например, можно сообщить о явлении, реально не существующим, невероятном, но оформить его как реаль­ное сообщение: 72 худл «72 небылицы (жанр калмыцкого фольклора)».

Каждое предложение своей грамматической организаци­ей определенным образом соотнесено с действительностью. Формируется эта соотнесенность говорящим. Отношение сообщаемого к действительности, устанавливаемого говоря­щим, выражается с помощью языковых средств, и является лингвистической модальностью.

Итак, в лингвистике рассматривается не свойства выражае­мых в предложении мыслей, а свойства языковых единиц -предло­жений, способы выражения в них того, насколько реальным, насколь­ко достоверным представляет говорящий сообщаемое. В этом ос­новное отличие лингвистической модальности от логической.

Объективная модальность в лингвистике выражает отнесен­ность высказывания в план реальности/ нереальности с точки зре­ния говорящего. Сравним три калмыцких предложения, которые от­личаются не по содержанию, а лишь отношением в действительно­сти: Көвүн йовулла «Мальчик посылал»; Көвүн йовулжана «Мальчик посылает»; Көвүн йовулх билә «Мальчик послал бы». В первых двух предложениях сообщаемое представлено как име­ющееся в действительности, как реальное: в первом говорится, что действие происходило, во втором - что оно происходит в момент речи. В третьем предложении сообщается о том, что могло бы про­исходить, и сообщаемое здесь представлено как бы не имеющим место в действительности. Три приведенных предложения - раз­ные формы одного и того же предложения, различающиеся объек­тивно-модальным планом и его схеме присуща способность изме­няться, иметь систему форм, каждая из которых отличается от других форм модальным значением. В лингвистической литерату­ре объективная модальность определяется как прямая [Шабалина 1955, 5], коммуникативно-грамматическая [Адмони 1956, 52], ос­новная [Золотова 1973, 142], онтологическая [Панфилов 1977, 39], синтаксическая [Пюрбеев 1981, 26]. В качестве главного средства оформления объективной модальности рассматривается категория глагольного наклонения.

Субъективная модальность обозначает специфическое качество отношения к действительности со стороны гово­рящего лица [Виноградов 1972, 269]. Смысловую основу субъективной


238

239

модальности составляет понятие оценки в широком смысле слова, включая не только логическую ква­лификацию сообщаемого, но и разные виды эмоциональной реакции. Семантический объем субъективной модальности шире семантического объема объективной модальности: значения, составляющие содержание категории субъектив­ной модальности неоднородны требуют уточнения, многие из них не имеют прямого отношения к грамматике. Субъек­тивная модальность охватывает всю гамму реально существу­ющих в естественном языке разнохарактерных способов квалификации сообщаемого и реализуется модальными ча­стицами, функционально-модальными словами, лексико-грамматическим формантами и т.д. Ученые подчеркивают, что средства субъективной модальности функционируют как модификаторы основной модальной квалификации, выра­женной глагольным наклонением, они способны перекры­вать объективно-модальные характеристики. При этом объектом факультативной оценки может оказаться не толь­ко предикативная основа, но и любой информативно значи­мый фрагмент сообщения. В этом случае на периферии пред­ложения возникает имитация дополнительного предикатив­ного ядра, создавая эффект полипредикативности предло­жения. Маркеры субъективной квалификации сообщаемо­го -модификаторы основного модального значения, выра­женного наклонением -имеют большое влияние на семан­тику предложения в целом, а значит, на модальную его ха­рактеристику [ЛЭС 1990, 303]. Рассмотрим это на примере из калмыцкого языка Негл эвтә мерн кевтәһәр машин тогтн тусад, таг зогсв. Хамхрж одв...[УХ] «Как послушная лошадь машина успокоилась и наконец, совсем остановилась. Поломалась...». Для отнесения каузативного предложения «Поломалась...» к плану реальности относится целый комплекс значений: лексическое значение существительного, его общекатегориальное предметное значение, частнокатегориальное значение именительного падежа, единственного числа и завершается «результативной» интонацией.

Приведем предложение полностью: ^ Негл эвтә мөрн кевтәһәр машин тогтн тусад, таг зогсв. Хамхрж одв билтл -и показатель субъективной модальности билтл «видимо, должно быть» одним словом причину результатива относит в план предположения.

Субъективная модальность иногда определяется как косвенная [Шабалина, 1955, 5], нереальная [Золотова 1962, 67], актуальная [Гаспаров 1971, 125], персуазивная [Панфи­лов 1977, 39], логико-грамматическая [Пюрбеев 1981, 27].

По причине того, что и содержание, и средства выраже­ния объективной и субъективной модальности достаточно различны, по поводу их соотношения между собой существу­ет две противоположные точки зрения. Одни исследователи из-за существенных различий считают невозможным объе­динять объективную и субъективную модальность в рам­ках одной грамматической категории [Гаспаров 1971, 124; Черемисина 1976, 200]. Другие -рассматривают эти два вида модальных значений как однотипные. Так, Е.Г. Гулыга, не выделяя модальность объективную и субъективную, диф­ференцирует модальность действительности и недействи­тельности, а внутри последней различает два подвида: по­тенциально-ирреальную, побудительную модальность и мо­дальность предположения [Гулыга 1981, 48]. Л.М. Василь­ев, например, не считает целесообразным разграничение объективной и субъективной модальности на том основа­нии, что все отношения, выражаемые категорией модально­сти, являются объективными, как и все другие отношения действительности, познанные человеком, обобщены в рече­вой практике, объективизированы в языке [Васильев 1973, 55]. Т.Б. Алисова выделяет синтаксические наклонения, то есть модальные типы предложения: синтаксический инди­катив, оптатив, кондиционал, предположительное наклоне­ние. При этом отмечается, что смыслы «знание» и «незна­ние», «желательность» и «предположительность» являются собственно-модальными [Алисова 1971, 163].

И кроме этого, существует еще одна точка зрения соглас­но которой субъективная модальность, как и объективная,


240

241

обязательна для каждого высказывания. Особенно ясно это наблюдается в устной речи, при прочтении письменного тек­ста [Торсуева 1979].

Аналогичны поэтому поводу мнение П. Адамца о том, что в высказывании всегда присутствует как объективный, так и субъективный элемент [Адамец 1968, 85] и замеча­ние Т.И. Дешериевой, что подобное деление весьма услов­но по той причине, что элемент «субъективности» наличе­ствует во всех компонентах семантики модальности [Дешериева 1987, 41].

И все же, несмотря на разнообразие мнений, отечествен­ное языкознание в своих разработках категории модальнос­ти вообще, и субъективной модальности в частности, ори­ентируется на подходы, изложенные в работах В.В. Виног­радова. Для этой теории, как отмечалось выше, характерно широкое толкование субъективной модальности с включе­нием в ее рамки эмоционального плана (возмущение, вос­хищение, радость, гнев и т.д.), коммуникативно-прагмати­ческого уровня (вопрос, приказ и т.д.). Богатейшая палитра субъективно-модальных значений на материале русского языка представлена в Грамматике -80. Для полноты и тща­тельности описания автора данный тип модальности услов­но делят на оценочно- характеризующие и собственно-оце­ночные значения [РГ 1980, 217].

Среди наиболее интересных, на наш взгляд, последних работ, которые продолжают принципы, выдвинутые русской лингвистической традицией, следует назвать монографию Н.Е. Петрова «Модальные слова в якутском языке». При классификации субъективно-модальных значений, по мне­нию автора, в центре внимания должны быть логико-рассу­дочная квалификация, побуждение, эмоциональная оценка говорящего, которые совпадают с принятыми в языкозна­нии коммуникативной, эмотивной, волюнтативной функ­циями, понимаемыми как реализация разных возможностей или свойств речевого акта. По богатству и частоте употреб­ления своих средств выражения лингвистическая модальность имеет широкий

функциональный объем в языке, вы­полняя функции актуализатора общения и воздействия речи.

Содержание субъективной модальности исследователь представляет в виде следующей семантической структуры.

Во-первых, в данный круг субъективной модальности входят значения, которые квалифицируют содержание выс­казывания самим говорящим с точки зрения оценки его до­стоверности. Сюда относятся разные оттенки характеристи­ки достоверности сообщения, например утверждение с уси­лением, выделением, подтверждением путем согласия, ус­тупки; ссылка на источник, внезапное припоминание; раз­личные степени вероятности, возможности, сомнения, не­уверенности, недоумения, предположения и т.д. В центре характеристики достоверности сообщения находится фра­за, высказанная с нейтральной повествовательной интона­цией. Она чаще имеет сказуемое в форме индикатива. На­пример: Весна. Дни стали длинные. Снег начинает таять. От этой точки отсчета градации достоверности идут в сторону ее ослабления и усиления, что достигается в основном с по­мощью модальных слов, частиц, вводных членов и наклоне­ний глагола. Для усиления достоверности высказывания употребляются многочисленные вводно-модальные слова и сочетания, которые могут быть разделены на семантические группы. Сюда относятся:

а) утвердительная оценка, убеждение, уверенность в достоверности высказываемого факта, подтверждение выска­занных мыслей; б) усиление, подчеркивание; в) внезапное припоминание, прозрение, догадка; г) категорический ха­рактер высказывания; д) уступительно-противительное ос­вещение высказываемого; е) оценка меры, степени выска­зываемой мысли; ж) обоснование, подкрепление высказы­ваемых мыслей и т. п.

Во-вторых, отношение говорящего к предикативному признаку высказывания, оценка характера его осуществле­ния, понимание, представление действия как совершивше­гося, совершаемого, возможного, желательного, необходи­мого, должного, обычно совершаемого, еще не осуществившегося


242

243

и др. Сюда относятся заглавные значения су­ществующих в разных языках наклонений глагола, кото­рые дополняются и уточняются разнообразной семантикой служебных слов. Рассмотренные два типа модальных отно­шений близки и имеют общность как в значений, так и в способах передачи. Они выражаются в основном наклоне­ниями глагола, частицами, модальными словами логичес­кого плана, повествовательной интонацией, модальными глаголами и т.д.

В-третьих, выражение эмоционального отношения, чув­ства, реакции говорящего субъекта, вызываемое общим обстоятельством, фактом высказывания с точки зрения оцен­ки и эмоционального освещения содержания высказывания. Сюда относятся страх, ужас, гнев, нежность, восхищение, раскаяние, ирония и другие эмоции, выражаемые с помо­щью модальных слов, частиц, вводных членов предложения, интонации, аффиксов субъективной оценки имен, умень­шительно-ласкательной и других форм глагола и т.д.

В-четвертых, волевое отношение говорящего к своему собеседнику или к самому себе, то есть обращение с побуж­дением, приказанием, просьбой, а также с целью мобилиза­ции внимания. Сюда относятся все семантические оттенки значений побуждения, повеления, мольбы, желания, отри­цания, возражения, привлечения внимания и т.д., выражае­мые формами повелительного наклонения глаголов, модаль­ными словами и частицами, обращениями, междометиями и прочими, вплоть до морфологических показателей зватель­ной категории.

В-пятых, всякие стилистические и логические пояснения, уточнения, оговорки относительно формы изложения речи и содержания излагаемого факта, которые выражаются мо­дальными словами, вводными словами, вводными предло­жениями и др. Данное модальное значение богато различ­ными семантическими оттенками и все они, в основном, прямо или косвенно отражают заботу говорящего о более удобной подаче высказываемой мысли в формально-логи­ческом отношении.

В-шестых, отношение говорящего к целевой направлен­ности речевого общения. Единицы речевого общения по за­данию коммуникации могут быть повествовательными, воп­росительными, побудительными, восклицательными пред­ложениями, которые оформляются с помощью лексических, грамматических и интонационных средств. Каждый модаль­ный тип предложения имеет свои семантические разновид­ности. Например, вопросительные предложения могут вы­ражать вопрос прямой или требующий подтверждения, воп­росы с переспрашиванием, допытыванием, выведыванием, догадкой, сомнением, недоумением, положительными и от­рицательными эмоциями и т.п. [Петров 1984, 7-11].

Варианты квалификации значений модальности как объективной и субъективной является наиболее распрост­раненным и более убедительным. Он хорошо согласуется с самой сутью категории модальности, которая выработала в языках для выражения отношения говорящего к предмету высказывания. Кроме того, есть немало фактов из окружа­ющей человека объективной действительности, влияющих на характер высказывания, на его модальность. Поскольку данная классификация модальности, отражающая как субъективная, так и объективная, не зависящие от воли че­ловека, факторы, хорошо аргументирована исследователя­ми и наиболее логична, мы принимаем ее и при дальнейшем анализе нашего материала будем следовать ей.

Итак, учитывая все разнообразие определений, мы скло­няемся к пониманию модальности как языковой категории, выражающей оценку говорящим способа существования связи между объектом действительности и его признаком, а также степень познанности или желательности этой связи говорящим. В основе модальности лежит более общая кате­гория оценки [Ляпон 1971, 232; Беляева 1985, 19], однако оценка эта не эмоциональная, а интеллектуально-рассудоч­ная, что не позволяет включить в сферу модальности различные эмоционально-этические, эмоционально-волевые и другие виды оценки. В свете функционально-семантичес­кого подхода модальность представляется как система грамматических


244

245

значений, проявляющаяся на разных уровнях языка. Своеобразие языковых средств выражения опреде­ляет национальную специфику данной категории в разных языках, семантическое членение составляющих ее подсис­тем, степень грамматикализованности выражения отдельных модальных значений.

Несмотря на расхождения во взглядах на модальность, исследователи стремятся к представлению модальности как группировки функционально-семантических полей, образу­ющих собой подсистемы модальных значений. Наблюдает­ся общее стремление выяснить их соотношение и опреде­лить общемодальный инвариант. По определению А.В. Бондарко, функционально-семантическое поле (ФСП) - это «двухстороннее содержательно формальное единство, фор­мируемое грамматическими (морфологическими и синтак­сическими) средствами данного языка вместе с взаимодей­ствующими с ними лексическими, лексико-грамматическими и словообразовательными элементами, относящимися к той же синтаксической зоне» [Бондарко 1983, 40].

К основным характеристикам ФСП относятся: во-пер­вых, общность семантической функции, которая как интег­рирующий стержень объединяет в систему морфологичес­кие, синтаксические, лексические, интонационные и комбинированные языковые элементы. Отсюда, во-вторых, для средств выражения ФСП характерна разноуровневость, и в-третьих, для этих элементов разных языковых уровней свойственно взаимодействие, взаимосвязанность и взаимозависимость.

Поле как принцип организации объекта обладает особым членением, которое отличается компактностью, максималь­ной концентрацией признаков в центре и диффузностью этих признаков на периферии [Адмони 1964, 49], сосредо­точением связей и отношений в центре и ослаблением этих связей на периферии. Следствием такого строения является различная функциональная нагрузка элементов поля. В пла­не выражения поля выделяют доминантный элемент, кото­рый в полном объеме и с наибольшей регулярностью и частотой передает все оттенки

значения данного поля. На пе­риферии располагаются единицы, которые однозначно со­ответствуют тому или иному значению поля. Отношения между доминантой и периферией складываются по линии суждения значения, уменьшения специализированности и частности употребления [Беляева 1985, 8]. Однако центр (до­минанта) может и отсутствовать [Адмони 1988, 79]. Основ­ным принципом организации такого поля является его раз­биение на микрополя, по отношению к которым само поле выступает как макрополе [Гулыга, Шендельс 1969, 10, 76]. Доминантные единицы поля в силу широты семантическо­го объема могут выступать в качестве периферийных эле­ментов других полей. Например, многозначный глагол кергт «необходимо, должно» помимо основного значения объек­тивной возможности может выражать значения предполо­жения и оценки, кергт гихл «если надо», входя таким об­разом в периферию микрополя предположения. Формы по­велительного наклонения, являясь доминантой поля побу­дительности, находятся также на периферии поля объектив­ной необходимости.

План содержания ФСП членится на семантические зоны на основе дифференциальных признаков, выделяемых в про­цессе анализа семантики составляющих его компонентов. Эти признаки образуют семантическое пространство ФСП, которое может существенно отличаться в разных языках, ибо определяется конкретным составом и семантикой языковых единиц, входящих в поле в данном языке.

Каждое из входящих в ФСП средств имеет свое специфической значение - либо грамматическое, либо лексическое. ФСП не охватывает все эти значения полностью, акту­ализируются лишь те семантические признаки, которые созвучны семантическому инварианту данного ФСП. Следует подчеркнуть различия между понятиями значения и функ­ции: если значение представляет собой внутреннее систем­но-значимое свойство формы, относящееся к содержатель­ной стороне языка, то функция -это цель употребления того или иного средства или комбинации средств, не обязательно связанная с системно-


246

247

языковой значимостью [Бондарко 1983, 37].

Строение, конфигурация полей в грамматике зависит от состава компонентов и сложности выражаемого ими значе­ния. Общее значение некоторых полей не едино, а представ­ляет собой комплекс микрополей, каждое из которых обла­дает относительной самостоятельностью в плане выражения и в плане содержания. Например, микрополе оптатива и ди­рективной модальности в поле волеизъявления. Структура микрополей организована по тому же принципу — центр: периферия.

Существует два подхода к принципам выделения ФСП. Первый: основой выделения ФСП признается морфологи­ческая категория, анализ содержания и функционирования которой позволяет сгруппировать вокруг выделенных смыс­лов единицы выражения иных уровней [Бондарко 1971, 10]; второй подход допускает возможность и другой ситуации: когда функциональная подсистема не будет иметь грамма­тического ядра. Именно так обстоит, по нашему мнению, дело с функциональной подсистемой аспектуальности в калмыц­ком языке, где, как известно, грамматическая категория вида отсутствует, а всякого рода аспектуальная информация пере­дается лексическими средствами, аффиксами и т.д. [Ломов 1977, 9]. Более обоснованным представляется второе мнение, ибо, как показала практика сопоставительных исследований, некоторые грамматические понятия, имеющие морфологичес­кое выражение в одном языке, в другом языке выражаются неграмматическими средствами. В связи с чем типы ФСП ста­ли различать по следующим принципам: степень граммати­ческой центрированности; лингвистический статус центра; моно- и полицентричность [Бондарко 1983, 44].

При описании поля определяется, прежде всего, общая структура поля; выделяются его компоненты и лингвисти­ческий статус каждого из них; выявляются семантические признаки, определяющие структуру плана содержания или основные семантические зоны поля. На втором этапе опи­сываются компоненты поля, выражающие сходные значения;

лингвистические и экстралингвистические условия их употребления в речи. На заключительном этапе проводится анализ отношений между элементами поля или микрополя с выделением центральных и периферийных компонентов. Если мы принимаем точку зрения, что акт предикации заключается в приписывании определенному объекту дей­ствительности (О) определенного признака (П), что превра­щает слово или словосочетание в единицу, предназначенную для сообщения: «О есть / не есть П» [Беляева 1985, 16], тог­да модальность осуществляет оценку характера связи О и П говорящим. Связь между О и П может оцениваться как су­ществующая (модальность действительности) или несуще­ствующая (модальность ирреальности и потенциальности), предполагаемая (эпистемическая модальность) или желатель­ная (директивная и оптативная модальность). Функциональ­ное различие между этими категориями указывалось еще в работах В.В. Виноградова.

Модальная оценка связи О и П как существующей в действительности или потенциально возможной, необходимой или желае­мой происходит одновременно с помещением ее в определенный временной план настоящего, прошедшего или будущего:

Күүкн дуулҗана (дуулла, дуулх) «Девочка поет (пела, будет петь)»; Күүкн дуулҗ чаджана (чадла, чадх) «Девочка может (сумела, сможет) петь»; Күүкн дуулх зөвтә (звтә билә, зөвтә болҗана) «Девочка должна (должна была, дол­жна будет) петь»; Күүкн дуулхар седҗәнә (седх) «Девочка хочет (захочет) петь».

При модальной оценке связи О и П как ирреальной, вероятной или желательной (оптатив, императив) временной конкретизация не происходит.

^ 4.1. Функционально-семантическое поле объективной модальности

Объективная модальность в калмыцком языке как отношение говорящего к содержанию высказывания с точки зрения ее реальности-


248

249

ирреальности относится к центральной системе модальнос­ти. Значение реальности выражает изъявительное наклонение, ирреальности - повелительное, желательное и предостерегательное наклонения. Между областью реальности и ирреальности предпо­лагается наличие переходной зоны (периферии реальности) - по­тенциальности.

Семантическое строение функционально-семантического поля объективной модальности мы представляем в виде двух соединенных полусфер: внизу - реальность (базовая), вверху - ирреальность (периферия), между ними переходная зона - потенциональность. Концентрация и ослабление признака реальности идет снизу (от базового значения) вверх.

Признак «реальность» может рассматриваться в узком и более широком смысле. В узком смысле речь идет о базовом значении, центре реальности, в котором сосредоточены и наиболее ясно представлены специфические признаки данного значения, в более ши­роком смысле - содержательная сфера значения включает не только центр, но и периферию, в которой признаки реальности выступают не столь явно и могут сочетаться с некоторыми элементами ирре­альности [ТФГ 1990,72].

Реальность в узком смысле соответствует тому, что называет­ся актуальностью и фактичностью. Имеется в виду устанавливае­мое говорящим представление о таком существовании в действительности, в котором нет элементов, связанных ирреальностью, - потенциальности, недостоверности и т.п. В значении актуальности как центре реальности в свою очередь может быть выделено ядро, в котором специфика реальности находит максимально четкое и непосредственное выражение. В калмыцком языке настоящее ак­туальное (конкретное) обозначает действие, совершающееся в момент речи [Харчевникова 1994, 37] и свое наиболее четкое вы­ражение находит в диалогической речи, когда отнесение указанно­го действия к моменту речи определяется обстановкой или выра­жается лексически. Выявление актуализированного действия обус­ловлено ситуацией, т.е. возможностью визуальной фиксации дей­ствия. Например: - Чи, көвүн, школд орнав гиһәд, өңгәр тенҗәнәч [ҺХ] «Ты, мальчик, заблуждаешься, намереваясь поступить в школу»; - Соңсҗант,

эн аңһучин келҗәх үг [АК] «Слышите, что говорит этот охотник»;- ^ Бокта яһад амндан ус балһсн юмн кевт сууна, босҗ келтхә, - гиҗ шууглдв [МТ] «Почему Бокта сидит, как в рот воды набравши, пусть встает и говорит, - зашумели (все)».

В поэтических описаниях картин, явлений, пейзажей автор актуализирует описываемые события, изображает их как наличеству­ющие в настоящем, как действия настоящего данного момента. Например:

103-sistemnie-funkcii-unix-yazik-programmirovaniya-si.html
103-tablica-periodichnosti-obsluzhivaniya-rukovodstvo-soderzhit-informaciyu-o-sostoyanii-konvejera-na-moment-postupleniya-v-prodazhu.html
103-upravlenie-konfliktami-cipkin-yu-a-lyukshinov-a-n-eriashvili-n-d-menedzhment-ucheb-posobie-dlya-vuzovpod.html
103-voprosi-upravleniya-imushestvom-kompleksnie-rekomendacii-organam-ispolnitelnoj-vlasti-subektov-rossijskoj.html
1032-svedeniya-o-vipuskah-cennie-bumagi-kotorih-obrashayutsya-gosudarstvennij-registracionnij-nomer.html
1037-privlechenie-sovmestnogo-analiza-l21-lamben-zhan-zhak-strategicheskij-marketing-evropejskaya-perspektiva.html
  • letter.bystrickaya.ru/moskovskoe-dinamo-mozhet-priobresti-zashitnika-ukrainskoj-molodezhki.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sankt-peterburg-i-leningradskaya-oblast-monitoring-sredstv-massovoj-informacii-29-sentyabrya-2010-goda.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-tehnologiya-stroitelnih-processov.html
  • education.bystrickaya.ru/25-obosnovanie-proektnih-reshenij-po-programmnomu-obespecheniyu-kompleksa-zadach.html
  • control.bystrickaya.ru/d-r-ontagarova-zharatilisti-fakultetn-dstemelk-kees-otirisinda-maldandi-hattama.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/usloviya-poyavleniya-tovarnogo-proizvodstvatipi-tovarnogo-proizvodstva.html
  • lecture.bystrickaya.ru/960-vg-lychev-vv-usinin-av-andriyenko-tm-samoilova-2009.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/put-racionala-i-put-mistika-koncepciya-refleksivnosti-12-klassicheskij-process-nauchnogo-poznaniya-12-process-nauchnogo.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-po-discipline-organizaciya-upravlenie-i-planirovanie-v-stroitelstve-po-napravleniyu-professionalnoj-perepodgotovki-promishlennoe-i-grazhdanskoe-stroitelstvo-moskva-2007g.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-trinadcataya-perst-ukazuyushij-jen-pirs.html
  • student.bystrickaya.ru/165-fz-ot-18-02-2006-o-specialnih-zashitnih-antidempingovih-i-kompensacionnih-merah-pri-importe-tovarov-stranica-3.html
  • letter.bystrickaya.ru/monokristallov-niobata-litiya-raznogo-sostava.html
  • report.bystrickaya.ru/kazhdij-gorod-imeet-svoe-lico-svoj-siluet-v-parizhe-eto-ejfeleva-bashnya-v-londone-big-ben-v-sankt-peterburge-admiraltejstvo-petropavlovskaya-krepost-is-stranica-61.html
  • student.bystrickaya.ru/35-vihodnie-formi-informacii-vps-cnii-4-poyasnitelnaya-zapiska-k-novoj-redakcii-tu-po-ispolzovaniyu-informacii-vagonov-cnii-4.html
  • bukva.bystrickaya.ru/o-torgovle-issledovanie-o-chelovecheskom-poznanii-perevod-s-i-cereteli-5.html
  • klass.bystrickaya.ru/45-issledovanie-socialno-psihologicheskih-osobennostej-rukovoditelej.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/publichnij-doklad-direktora-stranica-4.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tipovaya-instrukciya-po-tehnike-bezopasnosti-pri-izgotovlenii-stalnih-konstrukcij-srok-vvedeniya-1-yanvarya-1976-g.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/logicheskie-shemi-i-formuli-shema-1-struktura-predmeta-logiki-uchebno-metodicheskij-kompleks-izdatelstvo-tyumenskogo.html
  • institut.bystrickaya.ru/strategicheska-cel-plan-za-razvitie-na-obshina-pomorie.html
  • tasks.bystrickaya.ru/20-sistema-obrazovaniya-v-sovremennoj-rossii-zakon-rf-ob-obrazovanii-o-principah-ee-postroeniya-osnovnie-tendencii-razvitiya-otechestvennoj-sistemi-obrazovaniya.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-kvipolneniyu-kursovoj-raboti-po-discipline-konstruirovanie-odezhdi-na-individualnuyu-figuru-dlya-specialnosti-260901.html
  • write.bystrickaya.ru/gabriel-garsiya-markes-lyubov-vo-vremya-chumi-stranica-3.html
  • desk.bystrickaya.ru/pokazaniya-k-primeneniyu-kamnya-dei-melihov-o-m-melihova-v-k-m48-tajnaya-okkultnaya-medicina-o-m-melihov-melihova-v-k.html
  • assessments.bystrickaya.ru/elementi-klassicheskogo-kitajskogo-yazika-venyan-v-sovremennom-kitajskom-yazike.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/osobennosti-taktiki-doprosa-otdelnih-lic.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-ya-propp-istoricheskie-korni-volshebnoj-skazki-stranica-31.html
  • report.bystrickaya.ru/havrin-s-v-metall-epohi-pozdnej-bronzi-nizhnetyojskoj-gruppi-pamyatnikov-torgazhak-arban-fedorov-ulus.html
  • write.bystrickaya.ru/goroda-cherkesska-kandidat-pedagogicheskih-nauk-pochetnij-rabotnik-obshego-obrazovaniya-rf-nagrudnij-znak.html
  • predmet.bystrickaya.ru/reshenie-pedsoveta-protokol-1-ot-31-08-2010.html
  • grade.bystrickaya.ru/novaya-atlantida-kniga-vtoraya-aforizmov-ob-istolkovanii-prirodi-ili-ocarstve-cheloveka-.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/posvyasheniya-iisusa-stranica-10.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/solevie-i-solvatohromnie-effekti-v-rastvorah-nekotorih-halkogenpirilocianinovih-reagentov-primenenie-v-analize-02-00-02-analiticheskaya-himiya.html
  • uchit.bystrickaya.ru/srednego-professionalnogo-obrazovaniya-srednee-specialnoe-uchebnoe-zavedenie-krasnoyarskij-pedagogicheskij-kolledzh-2-pck-pedagogicheskih-disciplin.html
  • grade.bystrickaya.ru/o-prepodavanii-predmeta-fizicheskaya-kultura-v-obsheobrazovatelnih-organizaciyah-chelyabinskoj-oblasti-v-2014-2015-uchebnom-godu-v-2014-2015-uchebnom-godu.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.