.RU

3.6.9. ПОСТУЛАТ УНИВЕРСАЛЬНОЙ ДЕЙСТВЕННОСТИ - Как пришел я в Бытие? Откуда я? Для служения какой цели я пришел?...


^ 3.6.9. ПОСТУЛАТ УНИВЕРСАЛЬНОЙ ДЕЙСТВЕННОСТИ ЗАКОНОВ СИСТЕМЫ КООРДИНАТ84

Знание факта – первое стремление естественной философии, но конечной целью должно быть понимание значений. Чтобы воспринимать и коммуницировать значения, необходимо обобщение такого рода, которое не призвано устанавливать факты.

Для того, чтобы обобщать, мы нуждаемся в принятии различных правил перехода от знаемого к незнаемому. Чтобы быть эффективными, такие правила должны обладать универсальной значимостью. Все такие правила вместе могут быть описаны как законы системы координат, и, поскольку они служат установлению и коммуникации значений, они должны быть связаны прежде всего с волей.

Хотя воля не может быть знаема, она входит в каждый феномен как законы, которые определяют его возможные и невозможные актуализации. Феномены соответствуют тем уровням бытия, где независимость от окружающей среды невелика. Следовательно, управляющие ими законы по большей части касаются не индивидуального поведения, а регулярностей, наблюдаемых в больших количествах или в циклических ситуациях, которые вместе составляют законы природы. Так же как функцию легче всего изучать, исключив, насколько это возможно, различия бытия, так же и в воле мы лучше всего можем находить регулярности, начиная с самого нижнего уровня бытия, где внутренне единство целых играет небольшую роль или вовсе не играет никакой роли. Таким путем обнаруживаются законы, которые независимы от градаций целостности и должны быть поэтому применимы повсюду в мире факта. Эти законы отличаются от научных обобщений по причине их всепроникающего характера, что может быть выражено в постулате универсальной действенности законов системы координат. Система координат – это форма, в которой мы имеем опыт феноменов. Феномены имеют пространственную организацию и следуют друг за другом во времени. Пространство и время – свойства, принадлежащие системе координат; они не являются ни поведением, ни существованием. Это есть, однако, универсальные регулярности, не сводящиеся просто к конфигурации или последовательности. Время само также консервативно и необратимо. Пространство обладает детерминациями величины и направления. Это не единственные виды универсальной детерминации, которой подлежат феномены. Тем не менее, какими бы ни были ограничения, они могут быть сгруппированы в классы в соответствии со своими свойствами; но группируя их таким образом, мы обнаруживаем, что нужно соблюдать определенные правила, если мы хотим, чтобы наши утверждения соответствовали опыту. Это правила логики, которые остаются действенными независимо от того, к какому роду целых они применяются. Наконец, есть регулярности, связанные с сосуществованием потенциальностей; например, правило, что более высокая потенциальность подразумевает более низкую, но не наоборот.

Все регулярности универсального характера, которые не зависят от любой данной ступени целостности, могут быть названы "детерминирующими условиями системы координат". Главная характеристика этих условий состоит в том, что опыт никогда не может не удовлетворять им – по крайней мере на уровне феноменов, доступных нашим обычным состояниям сознания. Детерминирующие условия системы координат, следовательно, не сходны с научными обобщениями, которые имеют только ограниченную действенность в пределах данного страта существования; они также не соответствуют регулярностям существования, которые есть не более и не менее, как группирование целых в соответствии с интенсивностью их внутренней объединенности. Четыре детерминирующих условия, с их основными характеристиками, показаны в следующей таблице:


^ Детерминирующие условия

Феноменальная характеристика

Вечность

Потенциальность и интенсивность бытия

Время

Актуализация и необратимость

Гипарксис

Способность быть и цикличность

Пространство

Присутствие и со-существование


В течение тысячелетий человечество достигло общего отношения к феноменам, в котором различия поведения, существования и системы координат принимаются внутренне, хотя могут и не осознаваться явным образом. Научное исследование и философский критицизм дают лишь определенную точность интерпретации опыта здравым смыслом, и иногда эта точность достигается ценой утраты применимости. Мы так привыкли к взгляду на мир с точки зрения здравого смысла, что нам трудно распознать шаги, посредством которых он достигался. С этой целью будет полезно пройти те ступени, посредством которых разумный наблюдатель может придти к пониманию игры в шахматы без какого бы то ни было предварительного знания игры, рассматривая только феноменальные регулярности.

Предположим, что весьма разумное существо, ничего не знающее о человеческой жизни, замечает, что два человеческих существа, случается, берут разлинованную доску с тридцатью двумя черными и тридцатью двумя белыми квадратиками и коробку, содержащую тридцать два кусочка дерева, половина которых окрашена в белый цвет, а другая – в черный. Поместив их на доску определенным образом, человеческие существа затем передвигают их через неодинаковые промежутки времени с одного квадратика на другой. Пронаблюдав достаточно большое число игр, наблюдатель может придти к заключению относительно значимости того, что происходит. Он находит определение регулярности. Первое он замечает с самого начала: что феномен связан с доской из шестидесяти четырех квадратиков и кусочками дерева, которые, будучи различными по размерам, цвету и форме, распадаются на шесть различных классов, узнаваемых по одинаковости размеров и также того способа, каким они расставляются и передвигаются по доске. Наблюдатель осведомлен о фундаментальных характеристиках всего опыта – а именно, целостности, соотнесенности, структуре и т.д. Благодаря этому его изучение феноменов даст ему возможность различить последующие виды регулярностей, которые можно увидеть в поведении шахматистов. Одна из них – последовательность событий. Игроки садятся, расставляют фигурки на доске, выбирают цвета, совершают начальные ходы, переходят к середине игры и достигают конца, когда один из игроков теряет короля или получает мат. Это полный процесс, в котором может быть различен принцип структуры. Хотя цикл часто неполон, поскольку игра кончается вничью или приходит к положению пата, все же лежащий в основе паттерн может быть узнан. Это видимый аспект процесса, который может быть знаем и интерпретируем в терминах функциональных регулярностей.

Другой род регулярностей не видим как процесс. Он обнаруживается наблюдением очень большого количества игр. Законы шахматной игры, открываемые таким образом, могут быть полностью установлены, но наблюдатель, не имеющий средств для коммуникации с игроками, никогда не может сказать, установил ли он тотальность всех законов. Например, он может наблюдать тысячи игр, не встретившись с определенной ситуацией, к которой применимо специальное правило. Тем не менее, усвоив природу игры по правилам, он будет понимать, что это – система координат, в пределах которой игра должна быть разыграна, чтобы считаться игрой в шахматы. Возможно почти бесконечное разнообразие ситуаций, но есть неизменный фактор во всех них – это правила игры.

Когда наблюдатель открыл таким образом законы шахмат, он может начать замечать, что игры могут быть классифицированы в терминах фактора, который не имеет ничего общего ни с последовательностью событий, ни с правилами игры. Это приведет его к открытию регулярностей совсем иного рода, тех, что происходят из искусства и сосредоточенности игроков. Чтобы интерпретировать правильно эти новые регулярности, ему понадобится понять свойства внимания, памяти и комбинаторной искусности, которые не обнаруживаются сами собой во внешнем поведении игроков. Он обнаружит, что градация игровой силы образует единый упорядоченный ряд, от новичка до чемпиона мира, так что игрок определенного класса скорее всего выиграет у игроков более низкого класса и проиграет игрокам более высокого класса. Изучение игры в шахматы приводит таким образом разумного наблюдателя к распознаванию регулярностей трех родов:


первая, соответствующая поведению, есть общий паттерн деятельности тех, кто занимается шахматами;

вторая, соответствующая системе координат, есть законы шахмат, которым должна соответствовать любая игра;

и третья, соответствующая стратификации существования, это распределение игроков по классам в соответствии с их игровой силой.


Аналогия неточна, но она служит для того, чтобы показать, как феномены выходят за пределы различия, но они полностью представлены только на самом нижнем уровне бытия, где дифференциации сознания имеют мало значимости в установлении основ естественных наук. Мы можем рассмотреть отдельно регулярности механизма, существования и системы координат; но когда мы собираемся применить результаты к феноменам, то есть к актуальному опыту, мы должны восстановить перспективу, чтобы не исказить картину.

Главa 7

ВОЗМОЖНОСТЬ И НЕВОЗМОЖНОСТЬ
^ 3.7.1. ЗНАЧЕНИЕ "НЕВОЗМОЖНОСТИ"

Мы употребляем слово "невозможно" различным образом. В логическом употреблении оно относится к той или иной условности, касающейся значения слов. Например, мы можем сказать: "Невозможно для двери быть и открытой и закрытой в одно и то же время". Утверждение истинно, только если мы согласимся либо исключить из рассмотрения такие утверждения как "дверь приоткрыта", либо приписать условно слову "приоткрыта" одно из двух значений - "открыта" или "закрыта". Таким образом, невозможность зависит единственно от способа, каким мы определяем значение слов. Это применимо также к таким парадоксам как фраза Гераклита, что "нельзя дважды войти в одну и ту же реку". Мы можем согласиться, что изучение подобных парадоксов полезно в качестве упражнения в правильном употреблении языка, но мы не можем почувствовать, что это помогает нам лучше понять опыт.

Если мы говорим: "Невозможно, чтобы два и два составили пять", мы утверждаем нечто, что выходит за пределы значения слов "два" и "пять". Чтобы увидеть истинность этого утверждения, мы должны иметь адекватное представление о значимости чисел; но это не зависит лишь от определения, как в предыдущих примерах, потому что это говорит нам об отношениях классов нечто такое, что выходит за пределы языка. Также, если мы говорим, что невозможно для воды течь вверх, мы делаем утверждение, которое понятно лишь при условии достаточного знания о физическом мире; но когда это значение схватывается, оно служит для того, чтобы сообщить нам нечто фундаментально важное о природе времени и существования. Тем не менее, утверждение не является ни значимым, ни истинным, если оно не помещено в подобающий контекст, например, вода в сифоне может течь наверх, но только на высоту около тридцати футов (чуть более 10м), в то время как вода под давлением сильного насоса может потечь вверх на очень большую высоту. В той мере, в какой мы располагаем знанием о физическом мире, мы распознаем значение этих утверждений, а также пределы, в которых они истинны или ложны. Тем не менее, мы справедливо употребляем слово "невозможно" в таких утверждениях как:

"На Земле невозможно поднять воду выше 10 метров при помощи всасывающего насоса".

Мы привыкли различать "логическую" и "физическую" невозможность. Многие считают, что физическая невозможность реально означает "столь большую невероятность, что событие не будет наблюдаться в течение конечного времени". Например, хорошо известно из законов передачи теплоты, что когда горячее и холодное тела приводятся в соприкосновение, неизменно наблюдается, что тепло перетекает от горячего тела к холодному. Поскольку, однако, это перетекание зависит от беспорядочного движения молекул, всегда возможно, чтобы молекула с высокой энергией перешла из холодного района в горячий. Позитивный поток тепла против температурного градиента, таким образом, "возможен", хотя никогда не наблюдается в больших системах. Оказывается, следовательно, что слово "невозможно" неправильно употребляется в формулировании закона передачи теплоты. Тем не менее, значение его ясно и недвусмысленно, если мы утверждаем, что "невозможно невероятному быть вероятным"; в этом случае "невозможно" должно всегда иметь логическое значение, передаваемое фразой "невозможно, чтобы и вероятное, и невероятное были истинными". Утверждение о передачи теплоты, таким образом, может быть записано так: "Невозможно, чтобы утверждения "А есть вероятное событие" и "А есть невероятное событие" одновременно были истинны. Значение истинности утверждения не может быть определено, если мы не знаем того, что утверждение означает, и следовательно все утверждения о возможностях и невозможностях зависят от значений, которые, в свою очередь, возникают из узнавания повторяющихся элементов опыта.

Чтобы устранить все сомнения относительно допустимости употребления слова "невозможный" для обозначения того факта, что опыт исключает определенные события, мы можем рассмотреть утверждение: "Невозможно, чтобы вчерашний восход солнца произошел завтра". В соответствии с естественным значением слова "вчера" и "завтра", это утверждение может принять его и как утверждение об опыте, которое сообщает нам нечто весьма значимое относительно темпоральной актуализации. Равным образом, если школьник говорит: "Пять в четыре не превратится", он утверждает нечто, что не только логически, т.е. тавтологически истинно, но и физически значимо, что он обнаруживает, когда пытается разделить четыре мраморных шарика между пятью мальчиками. Мы, следовательно, будем в этом обсуждении употреблять термин "невозможный" для обозначения "исключенного из опыта".

Мы должны также отметить здесь необходимое различие между "возможным" и "потенциальным". То, что потенциально, существует не в меньшей степени, чем актуальное. Например, мы говорим с потенциальной и кинетической энергии, и при этом мы подразумеваем как существование, так и возможность актуализации. Но когда мы говорим о возможном событии, мы не обязательно подразумеваем, что содержание существования, необходимое для последующей актуализации, наличествует. Мы можем сказать: "Можно сушить сено, когда солнце светит", но это ничего не говорит слушающему о том, присутствуют ли условия для сушения сена. С другой стороны, если мы говорим, что "потенциальное производство сена в Англии составляет три миллиона тонн", мы отсылаем этим к чему-то, что существует, хотя никто никогда не видел и не трогал этого. Таким образом, "возможное" говорит нам, что универсальные законы, такие, как законы логики и физики, не нарушаются; в то время как "потенциальное" говорит нам, что нечто существует в неактуализированной форме. Более того, мы легко можем видеть, что потенциальное должно быть возможным, но возможное не обязательно потенциально.

^ 3.7.2. СИТУАЦИИ, ОККАЗИИ И АКТУАЛИЗАЦИИ85

Все, что может быть знаемо – это факт. Не все факты возможны. Например, вылить кварту жидкости (около 1л) из бутылки объемом в пинту (около 0,5л) – это невозможный факт. Мы можем сделать три утверждения:


  1. "Гора Эверест находится в этой комнате",

  2. "Рыжая корова находится в этой комнате" и

  3. "Стул находится в этой комнате."


Первое невозможно; второе возможно, но не актуально; третье и возможно и актуально. Чтобы осуществлять различения в этих и подобных, мы будем употреблять следующие определения:


Ситуация – это факт, взятый безотносительно к его актуальному или возможному возникновению.

^ Окказия– это возможная ситуация, потенциальная или актуальная.

Актуализация – это окказия, доступная чувственному восприятию.


Каждая актуализация занимает определенный сегмент пространственно-временного мира нашего чувственного опыта, и все феномены соотносимы с каким-либо центром сознания. Окказия, которая актуальна для одного сознания, может быть неактуальной для другого. Например, завтрашний восход солнца неактуален для моего наличного сознания, но он будет актуален для наблюдателей этого феномена завтра.

Термин "детерминирующее условие" обозначает фактор, посредством которого возможные ситуации отличаются от невозможных. Детерминирующие условия независимы от актуализации и должны поэтому обладать универсальной действенностью. С другой стороны они не могут обладать абсолютной действенностью, поскольку они зависят от бытия, которое относительно. Если бы детерминирующие условия обладали абсолютным характером, тогда утверждения о факте были бы либо полностью истинными, либо полностью ложными. Но опыт учит нас, что это не так, и что всегда необходимо добавлять характеристики, которые придают каждому утверждению относительно факта характер "большей или меньшей" истинности.

Многие утверждения факта могут быть столь близки к истинности, что "более или менее" можно не учитывать, как в примере передачи тепла между холодным и теплым телами. Это большое приближение к истинности имеет важные исторические последствия, потому что оно означает, что на ранних стадиях научных открытий стремление к абсолютной истине часто кажется и возможным, и законным. Поэтому в семнадцатом и восемнадцатом веках целью науки было открытие универсальных законов, которые были бы абсолютно истинны и, следовательно, применимы ко всем возможным ситуациям. Лишь в конце девятнадцатого века утоньшение научного исследования привело к обнаружению принципа относительности , и в результате в двадцатом веке естественные науки почти полностью отказались от поисков "абсолютных законов природы".

Относительность бытия вновь дает себя знать, даже когда наше внимание направлено исключительно на функциональный элемент реальности. Это, однако, не единственное препятствие, с которым мы сталкиваемся в попытке сформулировать правила, управляющие феноменами. Проблема останется неразрешенной, если, приняв во внимание относительность бытия, мы не сможем провести различие между функцией и волей. Необходимо подчеркнуть, что регулярности функции имеют иной характер, нежели условия, которые определяют возможность или невозможность определенного паттерна событий.

Рассмотрим утверждение: "Корова на этом лугу ест траву". В очевидном смысле предложение или истинно или ложно, в зависимости от того, "существует" ли корова в феноменальной ситуации, представленной в нашей общей осведомленности. Здесь как истинность или ложность, так и возможность или невозможность относятся к присутствию или отсутствию в данный момент объекта, который соответствует нашему употреблению слова "корова". Есть, в дополнение к вышесказанному, необходимое ограничение, связанное с существованием. Делая это утверждение, мы подразумеваем, что относим его к "реальной живой" корове. Оно не будет возможным или истинным, если корова присутствует, но мертвая, или если это будет фарфоровая корова, стоящая на полке. Чтобы предложение имело то значение, которое мы подразумеваем, корова должна существовать как живое животное. Если бы мы сказали: "Существует прямоугольный треугольник стороны которого находятся в отношении 3:4:5" - каждый, кто знаком с законами геометрии, согласился бы, что это не только относится к возможной ситуации, но это – истинное предложение. В любом обсуждении этого предложения истинность и ложность, возможность и невозможность будут иметь значимость, иную нежели в применении к предложению "корова на этом поле ест траву".

Рассмотрим теперь утверждение: "Есть круглый квадрат". Здесь истинность или ложность утверждения не зависит от какого бы то ни было частного феномена, ибо ничего не говорится о том, где или когда можно столкнуться с круглым квадратом. Мы склонны говорить, что утверждение ложно и невозможно, потому что оно самопротиворечиво. Возможно, однако, определить плоскую фигуру следующим образом:


(а) она имеет центр;

(б) она имеет четыре прямолинейные стороны, равные и попарно перпендикулярные;

(в) каждая точка этой фигуры находится на равном расстоянии – называемом радиусом – от центра.


Такая фигура действительно будет круглым квадратом, и здесь не только нет логического противоречия в определении, но она может существовать в эвклидовом пространстве, если только радиус будет бесконечным. Если же мы попробуем верифицировать предложение экспериментально, конструируя его с помощью циркуля и линейки, это нам не удастся, поскольку нет бесконечных феноменов. Так мы приходим к заключению, что предложение "есть круглый квадрат" никогда не может соответствовать никакому факту, и мы обнаруживаем также, что невозможность круглого квадрата не имеет ничего общего с существованием, а касается лишь системы координат.86

Необходимо заметить далее, что невозможность в системе координат включает в себя логическую невозможность, но идет дальше нее. Утверждение "вчерашнее солнце встанет завтра" может быть истолковано как ложное посредством определения "вчера" и "завтра", но есть, очевидно, нечто большее, чем логическое противоречие, что заставляет нас отвергать это утверждение. С другой стороны, его невозможность соотносима лишь с нашей формой сознания, которое было бы способно испытывать вчерашний восход солнца завтра точно таким же образом, как он испытывался вчера. Обсуждение этих примеров показывает, что хотя система координат и дана в опыте, это не есть ни то, что вещи делают, ни то, что они есть, это форма, в которой вещи, будучи тем, что они есть, делают то, что они делают. То, что Кант ошибался, думая, что наши интуиции пространства и времени даны априори, стало очевидным после развития неевклидовой геометрии. Время, пространство, вечность и гипарксис не трансцендентны, в смысле предшествования феноменам, ибо они возникают на ничейной земле между феноменами и фактами. Хотя они предшествуют фактам, они производны от феноменов, и мы открываем в опыте универсальные формы всех возможных феноменов. Слово "природа", как оно обычно употребляется, обозначает мир феноменов, и поэтому система координат заключает в себе все, что мы можем знать о "законах природы".

Мы наблюдаем природу, как протяженную в непосредственном настоящем, которое одновременно, но не мгновенно, и поэтому целое, которое непосредственно выделяется или обозначается как взаимосвязанная система, образует стратификацию природы, которая есть физический факт.


В двадцатом веке философия начала признавать, что законы природы не могут быть сформулированы априори, а следовательно открываются путем наблюдения и рефлексии. Логическая связность, которую философы восемнадцатого века считали критерием истины, оказалась совсем неприменимой к факту.

Всегда возможно сформулировать альтернативный набор правил, любой из которых более или менее удобен для сведения феноменов к фактам, но вместе они могут оказаться несовместимыми друг с другом. Рейхенбаховская система философии квантовой механики является примером этого. Он формулирует набор правил для приписывания значений истинности предложениям о существовании волн и частиц, о механизмах дифракции, эмиссии и поглощения квантов, которые отличаются от обычной логики ограничением действенности закона исключенного третьего. Таким путем он и другие философы науки близко подходят к признанию характера условий, посредством которых возможные ситуации могут быть различены и детерминированы.

Здесь полезно провести словесное различение, которое имеет также практическую ценность, между правилами, которые мы формулируем для себя в свете нашего теперешнего понимания законов, и самими законами, которые мы ищем. Правила – это утверждения объективных регулярностей, которые по предположению независимы от наших поисков с их удачами и неудачами. Законы системы координат определяют общие условия, которые дают возможность ситуациям войти в опыт. Правила говорят нам, может ли данная ситуация быть окказией.

^ 3.7.3. ПОИСКИ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ

Закон может быть назван универсальным, только если мы всегда обнаруживаем его представленным в любой ситуации, к которой он может быть применимым. Мы наблюдаем только актуальные окказии, но мы нуждаемся в критерии возможности, который был бы приложим к окказиям, не становящимся актуальными. Например, физик должен допустить наличие в атоме неизлучаемых электронов. В этом состоянии электрон не становится актуальным, и нельзя даже утверждать, что он присутствует в пространстве и времени. Мы должны, однако, сказать, что "невозможно", чтобы он совершенно исчез, поскольку мы заключаем о его присутствии из нейтральности атома и, возможно, из его массы. Таким образом мы можем с уверенностью делать утверждения относительно окказии, которые не могут быть расположены в пространстве и времени. Мы делаем это, поскольку мы считаем законы сохранения энергии, количества движения и электрического заряда имеющими универсальную действенность, вне зависимости от того, можем ли мы их верифицировать в частном случае.

Феномены не тождественны событиям в пространстве и времени. Они обладают связностью, которую мы обнаруживаем, рассматривая их с точки зрения универсального подобия. Это подобие касается различных способов, которыми феномены могут быть классифицированы, а также связи, которая может быть обнаружена между классами. Правила, которые управляют этими операциями, имеют значимость того же рода, как те, которые детерминируют допустимость или недопустимость расположения в пространстве и последовательности во времени; они формулировались посредством логики и арифметики. В прошлом логика считалась состоящей из правил мысли, даваемых априори, т.е. как форм мысли в общем, но теперь она рассматривается как занимающаяся специального рода фактом, а именно фактом, из которого исключено существование.87

Есть отрасль логики, которая занимается правильным употреблением языка, но даже она должна обращаться к опыту за подтверждением. Истинная логика – это поиск законов, детерминирующих форму феноменов безотносительно к актуализации в пространстве и времени и без различения актуального и потенциального. Законы арифметики имеют значимость того же рода, как законы геометрии или динамики. Все они состоят из предложений, имеющих универсальную действенность для феноменов и потому подразумеваемых во всех утверждениях о фактах.

Задача логики и математики – внести ясность и связность в открытия, которые все мы совершаем, даже не замечая этого, относительно формы всех возможных ситуаций; т.е., относительно системы координат.88

В этом отношении детерминирующие условия системы координат отличаются от обобщений естественных наук. Последние не претендуют ни на универсальную действенность, ни на постоянную значимость. Это предположительные утверждения о регулярностях, которые обнаруживаются в механизмах, действующих в различных стратах существования. Необходима большая изобретательность для обнаружения и формулирования этих регулярностей. Они должны быть извлечены из бурлящей массы событий, происходящих одновременно на многих различных уровнях. Следовательно, согласованность и связность могут быть обретены только ценой полноты и точности. Таким образом, эти обобщения представляют постоянно меняющуюся картину, иногда обретающую широту, но теряющую точность, иногда сходящуюся в фокусе, но только в пределах ограниченной области.

^ 3.7.4. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ЗАКОНЫ, УПРАВЛЯЮЩИЕ ВОЗМОЖНОСТЬЮ

Наше схватывание детерминирующих условий развивается совсем иным образом. Мы скорее понимаем, чем знаем их. Они очевидны, и все же так глубоки, что мы никогда не можем исчерпать их значения. Они пронизывают собой весь опыт, формуя его с неизбежностью в соответствии со своими собственными законами. Кант справедливо считал время формой, в которой интуируется наше внутреннее состояние; он отвергал, как не имеющие отношения к делу, шутки, которые играют с опытом времени изменения состояния нашего сознания. Мы подвержены как иллюзиям, так и галлюцинациям, но это касается скорее существования, чем форм нашего опыта. Мираж в пустыне актуализируется последовательно во времени таким же образом, как восприятие реального оазиса. Психологический опыт отсутствия времени, или пребывания в настоящем моменте, может быть признан подлинным, хотя он не может быть измерен часами. Разделение внимания, посредством которого мы можем наблюдать свои собственные функции, есть также подлинное изменение нашего отношения к времени. Эти соображения подтверждают взгляд, что мы можем распространить применение детерминирующих условий за пределы обычных феноменов, но предупреждают, что их значимость не остается постоянной при переходе с одного уровня на другой.

Наша интуиция универсальной системы координат находится в ярком противоречии с непостоянством функциональных обобщений. Сама форма нашего языка, происхождение которого теряется в далеком прошлом, есть уже выражение законов системы координат. Мы думаем и говорим в формах, предписанных нашей интуицией пространства и времени, и неудивительно, что некоторые философы пришли к выводу, что они даны нам даже прежде, чем мы начинаем думать. Собственно говоря, это справедливо – если под "мыслью" мы подразумеваем процесс, посредством которого феномены соотносятся с фактами, но мы не должны ошибочно смешивать мысли о феноменах с самими феноменами. Именно в последних представлены законы системы координат, и именно потому эти законы, даже если они не сформулированы специально, являются частью общего наследства всего человечества. Они являются следствием нашего восприятия реальности из определенного страта сознания.

Первой задачей естественной философии должно быть формулирование законов системы координат, столь ясное и общее, сколь это возможно. Если мы не можем этого сделать и сразу пускаемся в последующие поиски регулярностей функции, мы воздвигаем почти непреодолимую преграду против приведения этих вторичных регулярностей в связную и полную структуру. Мы не можем обойтись без дисциплины прояснения, но наша цель не будет достигнута, если ясность будет обретена ценой потери применимости. Это происходит, например, когда формальная логика систематизируется посредством отделения изучения форм от изучения феноменов. Истинная логика должна принимать во внимание элемент неясности, всегда присутствующий в нашем опыте.89

Мы должны, следовательно, рассмотреть статус таких неясных предложений, как "пятно было более или менее желтым". Можно видеть, что в этом случае правило исключенной середины неприменимо, поскольку предложение может быть лишь более или менее истинным. Правило исключенного среднего действенно только для предложений о целых, и оно равносильно условию, что целое, будучи названным, будет рассматриваться как являющееся индивидуумом. Если мы более глубоко проникнем в опыт, мы обнаружим, что в конце концов мы сталкиваемся со сложными структурами со всей их неопределенностью и неполнотой. Мы, следовательно, можем ответить на вопрос, "существуют ли альтернативные логики", сказав, что есть столько логик, сколько есть фундаментальных категорий нашего опыта. Есть двучленная логика целостности и полярности, трехчленная логика триады и т.д.

Предложения ускользают от закона исключенного среднего не только из-за неясности, но также тогда, когда они относятся к неактуализированным окказиям. Если я скажу: "Сегодня будет дождь", истинность или ложность предложения проецируется в будущее. К вечеру предложение "сегодня был дождь" станет утверждением об актуализации, и потому будет или истинным, или ложным. Все, что может утверждаться в первом случае, это большая или меньшая вероятность того, что вечером второе утверждение будет истинным или ложным. Принимая справедливую точку зрения, что будущие окказии являются не в меньшей степени частью нашего опыта, чем настоящие и прошлые окказии, мы должны принять вероятность как часть системы координат феноменов. Таким образом мы находим, как согласовать теории условных и безусловных вероятностей.

Предположим, что в данный момент существует факт, что я подбросил сто монет, и что пятьдесят одна повернулись верхней стороной. Сейчас я совершаю действие бросания второй сотни, и опять получаю приблизительное равенство. Я намереваюсь подбросить третью сотню и ожидаю, что из общей суммы трех сотен очень близко к половине упадут верхней стороной. Регулярности такого рода не имеют ничего общего с поведением и существованием. Может быть придумано бесконечное разнообразие экспериментов, в которых законы вероятности проявятся подобным же образом. В этих экспериментах могут быть рассмотрены почти все страты существования, и могут использоваться почти все виды функциональной активности. Единственное условие, которое должно быть выполнено, это что должен действовать определенный паттерн вероятности, который не находится ни во времени, ни в пространстве, поскольку он не зависит от актуализации или неактуализации. Этот паттерн обнаруживает два ряда условий: один ряд детерминирует потенциальности ситуации, а другой – частоту,с которой определенная потенциальность актуализируется. Эти два ряда условий независимы как от существования, так и от поведения, и все же оба универсальны, поскольку никакая ситуация не детерминирована полностью безотносительно к ее потенциальностям и вероятностям их воплощения.

^ 3.7.5. СИСТЕМА КООРДИНАТ КАК УСЛОВИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Мы осуществили предварительное исследование, которое позволяет нам дать предположительное определение системы координат:

Система координат есть тотальность универсальных условий, которая будучи применена к любой и всякой ситуации, детерминирует ее возможность или невозможность.

Слово "возможный" в этом определении употребляется в обсуждавшемся ранее смысле, как "не противоречащий правилам", а слово "невозможный", как "противоречащий правилам". Например, в эвклидовом пространстве невозможно построить треугольник, сумма углов которого будет меньше двух прямых, по причинам, во многом сходным с теми, по которым невозможно начать игру в шахматы передвижением ферзя. Если, однако, мы предпочитаем изменить правила и сказать, что мы находимся в римановом, а не в эвклидовом пространстве, или играем в волшебные шахматы, а не в обычные – ситуации, которые были невозможными, перестают быть таковыми.

Если детерминирующие условия системы координат – это набор универсальных законов, в соответствии с которыми феноменальный мир живет, движется и имеет свое бытие, естественно возникает вопрос, кто создает эти законы. Есть ли Законодатель, который предписывает их, или они присущи природе реальности? Если мы рассмотрим внимательно шаги, посредством которых мы установили понятие системы координат, мы увидим, что это ни то ни другое. Законы – это ограничения, накладываемые на произвольность феноменов формой нашего человеческого сознания. Это не дает нам, однако, права заключать, что время, пространство, логика, вероятность и пр. – всего лишь субъективные формы воли. В конце концов все формы должны быть проявлениями одной и той же воли, и, следовательно, система координат есть ни что иное, как следствие самоограничения этой воли на данном уровне бытия. Даже для сознания, освобожденного от ограничений нашего повседневного опыта, должно оставаться различие возможных и невозможных ситуаций, и, следовательно, законы системы координат. Для более низких уровней бытия соотношение между возможностью и невозможностью изменится в направлении еще больших ограничений, чем те, которые применимы к нашему человеческому опыту. Таким образом, все возможные ситуации – нечеловеческие, человеческие и сверхчеловеческие – должны найти свое место в Великом Целом, и вопрос, возможна ли эта ситуация, всегда должен иметь значение. В обоих направлениях относительность бытия оказывает влияние, далеко выходящее за пределы нашего человеческого опыта. Мы не должны забывать, что это так, даже когда мы с определенной целью ограничиваем наше исследование этими пределами. В применении к феноменам детерминирующие условия системы координат вполне определенны, но в силу относительности бытия их сфера действия может изменяться: то, что верно на одном уровне, может быть не верно на другом, и наоборот.

^ 3.7.6. ЧЕТЫРЕ ДЕТЕРМИНИРУЮЩИХ УСЛОВИЯ СИСТЕМЫ КООРДИНАТ

Прояснение роли детерминирующих условий системы координат может быть завершено рассмотрением феноменов в четырех аспектах, различающихся своей значимостью для существования и способом их изучения. Мы можем изучать феномены, специально соотнося их с существованием, в частности – с различными уровнями существования, которые мы обнаруживаем в нашем опыте. Детерминирующее условие, специально относящееся к такому изучению, мы можем назвать вечностью. Если мы берем существование и поведение вместе, мы можем говорить о времени, как детерминирующем условии, которое помещает существование на фоне поведения, и о пространстве, которое помещает поведение на фоне существования. Связь между этой интерпретацией и интерпретацией Канта может быть усмотрена, если мы вспомним, что существование испытывается как сознание – т.е. "внутренняя интуиция" – а поведение как знание – т.е. "внешняя интуиция". Законы, из которых могут быть абстрагированы оба – как поведение, так и существование – это законы чистой воли. Они соответствуют условию, уже обозначенному словом "гипарксис". Законы гипарксиса включают такие абстрактные формы, как классификация и логика, но они также включают нечто, определяющее "способность быть", которая принадлежит воле.

Группировка законов системы координат под четырьмя названиями (вечность, время, пространство и гипарксис) пригодна лишь для феноменов. Для более высоких уровней сознания время, гипарксис и вечность смешиваются, да и разделения пространства также приобретают совершенно иной характер, нежели в нашем обычном опыте. Следовательно, разделение законов на четыре группы является строгим только для области неодушевленных объектов. Легче всего, поэтому, обнаружить характер законов в изучении физических и динамических наук. В этой связи необходимо заметить, что слова "вечность", "время", "пространство" и "гипарксис" значимы не таким же образом, как большинство слов нашего языка. Все "части речи" замещают вещи, свойства и процессы. Реже, и обычно не осознавая этого полностью, мы употребляем слова для указания на уровни бытия. В английском языке такие суффиксы, например, как -hood, -ity, -ness часто дают некоторое указание на бытие, например, когда мы говорим о "thinghoоd" /вещность/, "manhood'' /мужественность или "мужское население страны"/, "animality" /скотство/, "happiness" /счастье/, "consciousness" /coзнаниe/ и т.д. Слова "пространство" и "гипарксис" не принадлежат ни к тому, ни к другому роду, потому что они не обозначают ни того, что нечто есть, ни того, что оно делает. Первое есть внешнее, а второе – внутреннее условие "бытия тем, что нечто есть".

Детерминирущие условия системы координат не знаемы тем же способом, каким мы знаем функцию, и мы не сознаем их тем же способом, каким мы испытываем бытие. Тем не менее, весь наш опыт проникнут ими; их сущностный характер так же знаком дикарю или идиоту, как ученому или философу. Единственное различие состоит в том, что последний стремится сформулировать в словах свою интуицию их природы. Употребляя термин "детерминирующие условия", мы указываем, что означает система координат; но более полное и определенное представление может быть дано определением системы координат как самоограничения воли в отношении непроизвольности существующей вселенной. Эквивалентность этого определения тому, которое дано в начале раздела, не может быть показана как факт, но оно играет важную роль в нашей интуиции ценностей.

Четыре набора определяющих условий неразделимы. Мы не можем думать о времени отдельно от пространства. Они могут быть раздельно представлены в математическом символизме, но они не могут быть обнаружены как разделимые составляющие какого-либо возможного опыта. То же справедливо относительно гипарксиса. Гипарксис повторяется; нет не-повторяющихся окказий, и мы ничего не можем перечислить иначе, как в терминах повторяющихся ситуаций. Мы можем установить также, что вечность вовлечена в каждый момент в каждый феномен, как источник ее потенциальности. Лишь для нашей специфической формы сознания детерминирующие условия кажутся разделенными. Поскольку, однако, мы здесь занимаемся феноменами, т.е. содержанием опыта на нашем обычном уровне сознания, четыре детерминирующих условия могут быть пояснены с помощью правил, которые могут быть сведены и сформулированы более и менее независимо следующим образом:


Пространство: Правила, помещающие поведение на фоне существования; т.е. внешние отношения целых;

^ Время: Правила, помещающие существование на фоне поведения; т.е. внутренний аспект функции.

Вечность: Правила, имеющие отношение к существованию, в особенности к различным уровням существования, которые мы обнаруживаем в нашем опыте. Следовательно, они в большой степени связаны с сознанием.

Гипарксис: Правила, из которых могут быть абстрагированы как поведение, так и существование, т.е. правила, которые детерминируют проявления воли, возможные в данной ситуации.


Высказывание св. Августина о времени 90– "Что более знакомо и известно, чем время? И мы понимаем его, когда говорим о нем; мы понимаем также, когда кто-то говорит нам о нем. Что же тогда есть время? Если никто не спрашивает меня, я знаю; если я хочу объяснить кому-то, кто вопрошает, я не знаю." – применимо ко всем четырем детерминирующим условиям.

Детерминирующие условия системы координат как применяющееся к универсальному существованию находятся за пределами нашего понимания. Мы можем изучать их лишь в применении к ограниченным целым – включая нас самих. Мы всегда входим в ситуацию с различением внутреннего и внешнего, субъективного опыта и объективного опыта. Знание детерминирующих условий позволяет нам определять, что возможно и что невозможно в таких ситуациях, и это подразумевает, что для нашего опыта всегда должно быть различие внутреннего и внешнего, соответствующее различию характера триады "время-вечность-гипарксис" в сравнении с пространственно-подобной триадой "длина-ширина-глубина". Первая относится к условиям внутренней возможности, а вторая – к внешней возможности данной актуализации. Время, вечность и гипарксис – условия бытия тем, что нечто есть, в то время как пространство – условие не-бытия тем, что нечто не есть. Первые три – внутренние условия и они по своей сути подобны характеру, поскольку они ничего не соотносят. Пространство – это внешнее условие, и его основное значение в соотнесениях.

Главa 8

^ ЗАКОНЫ СИСТЕМЫ КООРДИНАТ

3.8.1. СИСТЕМА КООРДИНАТ КАК САМООГРАНИЧЕНИЕ ВОЛИ

Мы подошли к изучению детерминирующих условий посредством поисков различия между возможными и невозможными ситуациями в рассмотрении критериев, которые мы применяем на практике, чтобы установить статус факта. Хотя это обращение к опыту – необходимая предосторожность, общий характер детерминирующих условий – может быть лучше установлен отнесением к фундаментальной триаде. Система координат есть не более и не менее чем самоограничение Воли. Космическая игра происходит в процессе, и неизвестный игрок лояльно соблюдает правила, им самим установленные.

Таким образом, поиск правил не только позволяет следить за игрой, но может даже сообщить нам нечто об игроке. Наша непосредственная задача более скромна; она состоит в том, чтобы обнаружить в феноменах универсальный характер детерминирующих условий. Мы можем называть их законами природы, или законами системы координат, но мы не должны забывать, что они всегда соотносимы с состоянием сознания, и что сама эта относительность является свидетельством того, что должен быть уровень бытия, на котором различия, кажущиеся нам сейчас непримиримыми, сливаются в единое проявление Воли, прямой и универсальной. Поскольку мы никогда не можем достичь полного понимания законов в их конечной объективности, мы вынуждены создавать свои собственные субъективные правила для того, чтобы иметь дело с возникающими феноменами.

^ 3.8.2. ВРЕМЯ КАК УСЛОВИЕ АКТУАЛИЗАЦИИ

Любая данная актуализация подвержена ограничениям, которые не относятся ко всей ситуации, на которой она (актуализация) происходит. Эти ограничения, взятые вместе, есть детерминирующее условие времени.91 Актуализация, или фиксация посредством выбора, есть ключ к пониманию времени.

Предложение "Похоже, что будет дождь", относится к окказии в настоящем, как носителю неопределенных потенциальностей в будущем. Но по прошествии часа я могу сказать: "Небо прояснилось, и я думаю, что дождя не будет". Однако еще часом позже я могу сказать: "А, дождь все- таки пошел". Различные потенциальности, содержавшиеся в первой окказии, прошли процесс выбора, и в конечном итоге дождь стал актуальным. Мы не можем сказать, что хорошая погода, которая была еще потенциальной в десять часов, но не материализовалась, менее реальна, чем дождь, который актуально идет. Неактуализировавшаяся хорошая погода – столь же истинная часть опыта, как актуализировавшийся дождь. Для другого состояния сознания солнце может в этот самый момент светить, и небо может быть чистым. Я могу, например, думать о свете солнца, и, возможно, что с практикой придет умение произвольно создавать в себе все ощущения, соответствующие свету солнца, и таким образом я для моего собственного опыта смогу актуализировать свет солнца вместо дождя. В еще одном состоянии сознания два несовместимых события могут одновременно присутствовать в моей осведомленности.Актуализация есть, таким образом, свойство феноменов, которые сами избираются из данной тотальности, то есть из опыта, формой сознания, которой они представлены. Феномены содержатся в опыте способом, во многом сходным с тем, каким поверхности содержатся в материальных объектах. Мы говорим: "Эта чашка зеленая", когда подразумеваем, что наши чувственные впечатления передают нам, что свет, отражаемый ее поверхностью, имеет зеленый цвет. Подобным образом мы можем сказать: "Дождь актуально идет", когда мы реально подразумеваем, что из разных родов возможных метеорологических феноменов мы имеем в данный момент чувственные впечатления, соответствующие дождю. Здесь употребление термина "чувственные впечатления" показывает то общее, что есть между актуализацией дождя и цветом поверхности. Эти соображения приводят нас к заключению, что актуализация – детерминирующее условие феноменов.

Это выбор – обычно непроизвольный – который среди многих потенциальностей, присутствующих в данный момент, фиксирует одну, собирающуюся войти в поле нашей осведомленности. Мы можем до некоторой степени влиять на этот выбор посредством власти, которую мы имеем над своим вниманием; поэтому мы должны рассматривать актуализацию как фиксацию, которая только относительна. Полезно упомянуть здесь интересное предположение Успенского, что возможно изменение прошлого – ситуация, которая была бы невозможной, если бы актуализация была абсолютным условием, не допускающим относительности.

Время последовательно, но лишь частично. Последовательность времени в абсолютном смысле означала бы, что существует только настоящий момент. Более того, наш опыт учит нас, что последовательность времени всегда соединяется с возобновлением, или возвращением. Мы не имели бы меры времени, если бы не циклические события, мы не видели бы связи времен, если бы не было узнавания этих событий. Узнавание есть осведомленность о повторениях92, и, следовательно, последовательность и повторение равным образом значимы для актуализации во времени, и таким образом входит в его детерминирующие условия. Благодаря последовательности темпоральный процесс есть упорядоченная серия моментов – один момент исчезает, чтобы дать место другому.

Локк справедливо говорит о "текучих и беспрерывно гибнущих частях последовательности, которую мы называем последовательностью моментов времени." Он также отмечает, что измерение продолжительности зависит от периодичности93.

Повторение не только значимо для измерения времени, но мы обязаны ему также самой возможностью сведения феноменов к фактам, поскольку сами феномены никогда не повторяются, возвращаются лишь факты. Если я сижу и смотрю на пятно на стене и через несколько минут говорю: "Оно все еще здесь" – я имею в виду, что у меня есть визуальное чувственное впечатление, подобное чувственному впечатлению, бывшему несколько минут раньше. Если, с другой стороны, пятно внезапно исчезнет, пока я смотрю на него, и я скажу: "Его здесь уже нет" – утверждение имеет значение лишь потому, что слово "здесь" прикреплено к постоянно повторяющемуся чувственному впечатлению от окружающих частей стены.

Повторение, которое может быть вызвано предложением "Оно все еще здесь", может быть названо "консервативным". Это возобновление во времени целого и целых, которое являет себя в тотальном опыте. Консервация, таким образом, это ограничение, накладываемое на условность актуализации. Целые, вообще говоря, независимы от состояний сознания – одни в большей, другие в меньшей степени. Они также более или менее независимы от других целых. Из этого следует консервативный характер их актуализации. С другой стороны, независимость никогда не полна, и в опыте, следовательно, всегда есть неконсервативный элемент. Это придает времени необратимый характер, в силу чего прошлое никогда не повторяется точно.

Свойства консервации и необратимости в применении к физическим системам выражаются двумя законами термодинамики. Первый из этих законов утверждает, что изменения в независимой системе происходят без приобретения или потери количества энергии. Второй утверждает, что перемены, которые происходят спонтанно, имеют тенденцию происходить в направлении большей вероятности.

Мы можем теперь сформулировать предварительные положения законов темпоральной актуализации. Хотя мы и называем их "законами", эти положения служат также для определения значения некоторых слов, связанных со временем. Их, может быть, точнее называть афористическими предложениями, чем формулировками универсальных законов. Тем не менее, они послужат новой цели, которая состоит в прояснении того, что мы понимаем под актуализацией во времени.


1. Время есть условие актуализации.

2. Актуализация есть упорядоченная последовательность.

3. Актуализация целых характеристична для всех феноменов.

4. Актуализация консервативна и необратима.

5. Каждое целое актуализируется консервативно в меру его полноты.

6. Каждое целое актуализируется необратимо в меру его неполноты.

7. Каждое целое детерминируется своим собственно- временем.

8. Темпоральная упорядоченность осуществляется в направлении увеличивающейся вероятности.


Нужно отметить, что принимаемые нами воззрения на время находятся между платонизмом – для которого актуальное есть лишь копия с вечной реальности, представленной в идее – и атомизмом Демокрита, для которого актуальное полностью реально, поскольку это есть проявление воли Бога: этот взгляд, по-видимому, соответствует намерениям обоих философов. Характеристики времени могут быть обобщены как последовательность, длительность, непрерывность, консервативность и необратимость.


^ 3.8.3. ВЕЧНОСТЬ КАК УСЛОВИЕ ПОТЕНЦИАЛЬНОСТИ


Мы определяем вечность как условие потенциальности. Необходимо понять, однако, что как потенциальное существование, так и актуальное существование – это модусы бытия. Это легко увидеть в случае механической энергии, закон сохранения которой утверждает, что сумма потенциальной и кинетической энергии системы тел, движущейся без привнесения дополнительной силы, постоянна. Эта знакомая формула имеет далеко идущие следствия, ибо она не имела бы значения, если бы потенциальной энергии и кинетической энергии не приписывался один и тот же статус существования. В маятнике энергия на вершине качания существует в потенциальной форме, внизу она существует целиком в кинетической форме. Между этими двумя крайними точками она распределена между той и другой. Мало кто сейчас сомневается в том, что энергия существует, и что "видимая материя" есть лишь одно из ее проявлений. Не должно быть, следовательно, сомнения в принятии взгляда, что потенциальное существование и актуальное существование эквивалентны и взаимозаменяемы.

Принятие этого взгляда приводит нас к вопросу, есть ли законы потенциального существования, соответствующие законам актуального существования. Имея в виду определение вечности как потенциальности, мы можем сказать, что законы вечности должны каким-то образом дополнять законы времени, так чтобы те и другие вместе детерминировали условия существования. Если актуализация – это результат отделения выбранных оказий, мы должны ожидать, что потенциальность должна быть сосуществованием невыбираемых окказий. Из этого следует, что потенциальность мультивалентна, поскольку все окказии, которые потенциальны в данной ситуации, могут сосуществовать бок-о-бок друг с другом, в то время как лишь одна может актуализироваться.

Легко принять, что различные окказии могут различаться своей потенциальностью, и, более того, что это отличие дает меру степени свободы, допускаемой ситуацией. Очевидно также, что унивалентная потенциальность – это детерминизм. Можно привести здесь аналогию, показывающую различные свойства детерминирующих условий вечности. Она известна из теории вероятности. Предположим, что мы имеем мешок с шарами, вынимаемыми один за другим. Шары в мешке невидимы, и вынимание осуществляется по очереди. Результат вынимания одного шара из мешка с совершенно одинаковыми шарами может быть предсказан с определенностью; он одинаково детерминирован, вынимаем ли мы один шар, или двадцать, или все шары из мешка.

Во всех случаях результат полностью детерминирован тем фактом, что все шары одинаковые по размеру и белые. Если, с другой стороны, шары будут многих разных цветов и размеров, тогда в результате их поочередного вынимания может получиться огромное разнообразие комбинаций. В этом случае потенциальность мультивалентна и актуализация очень селективна. Из многих миллионов потенциальных комбинаций лишь одна фиксируется как актуализация. Тем не менее, неактуализированные потенциальности являются в такой же мере частью тотальной ситуации, как сама актуализация. Тотальность конституирует вечностный аспект ситуации, и именно в этом смысле вечность справедливо может быть названа "кладовой потенциальностей".

Аналогия мешка с шарами обращает внимание на два модуса существования, которые мы назвали потенциальностью и актуализацией. Она, однако, не представляет опыт адекватно, поскольку в ней ничто не соответствует форме, размерам и пространственной протяженности, которые входят в наш опыт. Рассмотрим поэтому некоторый тип окказии, с которым мы можем встретиться в нашем опыте. Для этого нам нужно целое, которое было бы доступно чувственному опыту, как актуально присутствующее. Это может быть дуб, растущий на лужайке за окном.

Я считаю само собой разумеющимся, что дерево существовало несколько минут назад, вчера и в прошлом году , и что, оно, возможно, будет существовать завтра и в течение многих будущих лет. Я ожидаю, что каждый раз, когда я обращаю внимание на дерево, я найду его более или менее на том же месте, лишь изменяющим свой вид в зависимости от сезона и погоды. Актуальное дерево распадается на ряд деревьев, последовательно наблюдаемых любым, кто находится поблизости. Этот темпоральный ряд – часть существования дерева, которая актуализируется последовательно во времени. Она имеет определенные распознаваемые черты, общие с бесчисленными другими подобными рядами, которые мы встречаем в нашем опыте. Мы можем распознать в таком опыте основные характеристики времени: последовательность, длительность, непрерывность, сохранение и необратимость. Темпоральный ряд объемлет все, что мы наблюдаем, но это не вся ситуация, поскольку не включены еще неактуализированные потенциальности, содержащиеся в каждой из последовательных окказий. Дерево, которое мы видим в настоящий момент, в действительности – член второго ряда, который объемлет все его потенциальности. Например, дерево образует желуди, и некоторые из них могут развиться в дубы, или дерево может быть разрушено каким-нибудь паразитом. Все потенциальности присутствуют в настоящем моменте, и взятые как целое, они могут быть расположены в ряд в соответствии с более или менее полной реализацией сущностной природы дерева.

Хотя мы не можем видеть эти потенциальности, мы можем вывести нечто об их характере и мере из нашего знания биологических законов, особенностей дубов и из прошлой истории этого определенного дерева.

Разница между этими двумя рядами и их симметричность можно увидеть, если их характеристики записать в параллельные столбцы следующим образом:


Время

Вечность

Унивалентно

Мультивалентна

Последовательно

Синхронна

Необратимо

Обратима

Направление возрастающей вероятности

Направление возрастающей потенциальности

Консервативно в отношении массы, энергии и количества движения

Консервативно в отношении полезности и пространственной конфигурации

Темпоральные объекты длятся, но погибают

Вечностные объекты неуничтожимы, но не длятся


Сравнивая эти два ряда, мы можем обнаружить, что возможен переход от одного члена вечностного ряда к другому без изменения энтропии. С другой стороны, это изменение не консервативно и не непрерывно. Мы, следовательно, имеем условие, которое является во всех отношениях противоположным тому, что мы находим в темпоральной актуализации.

Темпоральный ряд консервативен и необратим. Вечностный ряд неконсервативен и обратим. Если мы рассматриваем необратимые законы термодинамики как выражающие природу времени, обратить, то, чтобы описать ими характер вечности, следует считать их обратимыми.

С известным термодинамическим понятием энтропии94 соотносится понятие "полезности".

Полезность J может быть образована из энтропии посредством обращения знака и введения шкалирующих факторов, например:


J = –

(S-S0)

(S1-S0)


где S0 – энтропия среды при абсолютном нуле, S1 – энтропия. соответствующая максимуму полезности. Поскольку S всегда меньше, чем S0 и больше, чем S1 для любого актуального процесса энергообмена, J –положительное число, изменяющееся от единицы до нуля. Система с полезностью, равной единице, сохраняет все свои потенциальности нетронутыми; система с полезностью, равной нулю, находится в состоянии термодинамического равновесия. По определению, J изменяется во времени, но для данной системы в данный момент времени J одно и то же на всех уровнях вечности.

С протеканием времени существование в изолированном целом не возрастает и не уменьшается в количестве, но в общем оно вырождается по качеству.

В направлении вечности существование уменьшается в количестве, но выигрывает в качестве, то есть в богатстве потенциальностей.

На одном конце шкалы существование полностью актуализировано, и поэтому находится в максимуме в отношении наблюдаемости.

На другом конце шкалы существование полностью потенциально и поэтому находится в минимуме относительно наблюдаемости.

На нижнем уровне в вечности, с одной только потенциальностью актуализации существование сковано, в то время как на другом конце оно свободно, и все потенциальности актуализации открыты для него.

Из определения вечностного ряда видно, что высокоразвитое бытие, такое, как бытие дуба, должно располагать большим разнообразием потенциальносттей, чем неразвитое бытие, такое, как бытие куска камня. Даже камень, однако, обладает огромным количеством потенциальностей, содержащихся в его химическом составе. Мы можем постичь идеально упрощенный способ существования, без внутренних различий, все потенциальности которого, следовательно, сведены к единственному свойству быть тем, что оно есть. Вечностный ряд такого бытия должен быть самотождественным на всем протяжении, но его потенциальности должны возрастать, а это возможно только если его энергетическое содержание может принимать различные значения. По определению эти различия не могут возникать изнутри рассматриваемого целого и, следовательно, должны возникать из его отношения с окружающей средой. Мы приходим, таким образом, к понятию силового поля и потенциальной энергии как вечностного свойства целых, основанного на отношениях с окружающей средой. Выше на шкале существования мы встречаемся с существами, наделенными некоторой степенью независимого сознания. Чтобы учесть это , мы должны предположить, что различные потенциальности могут присутствовать одновременно. Иными словами, что такое существо может каким-то образом сознавать свой собственный вечностный ряд. Это соответствует тому, что Мак-Таггарт называл "мгновенным полем сознания, которое в некоторый данный момент может быть более узким или более широким".

Чтобы избежать привнесения пространственных или темпоральных значений, мы можем принять для обозначения разделения различных наборов потенциальностей в вечностном ряду термин апокризис.95

Мы можем сказать, например, что апокризис атома в возбужденном состоянии – это число шагов, посредством которых он может достичь нижнего уровня энергии. Апокризис живого организма – это то, что отличает его от физико-химического механизма. Апокризис сознательного существа измеряется его способностью быть осведомленным о своих собственных механических процессах без отождествления с ними и посредством этого поддерживать свою индивидуальность посреди изменений.

Из этих примеров можно увидеть, что каждое целое имеет свой собственный характерный апокризис, и что это – одномерное свойство, служащее для обозначения его внутренних потенциальностей. Мы можем, поэтому, говорить об апокритическом отношении в терминах "больше и меньше". Чем больше апокризис, тем больше диапазон потенциальностей, присутствующих в этом целом.

Понятие апокритического перемещения столь важно для дальнейших исследований, что может быть полезно рассмотреть его значимость с помощью аналогии.

Представим себе большое число одинаковых листов бумаги, на каждом из которых излагается некий рассказ. Полнота рассказа изменяется от одного листа к другому, так что могут быть пропущены слова, фразы, предложения и даже целые строчки. Предположим, далее, что все листы сложены вместе в таком порядке, что на одном конце стопки рассказ полон, так что каждое слово и каждая буква на месте, а на другом конце последний лист бумаги оставлен совершенно чистым. При чтении каждой страницы читатель может вставлять буквы и слова по своему выбору. Когда не хватает лишь некоторых букв, нет почти никакой свободы для изменения смысла рассказа. Дело обстоит иначе, когда читатель начинает узнавать содержание и видеть, что может быть изменено, без того, чтобы лишить рассказ значения. Когда сравниваются две достаточно удаленные друг от друга страницы, может оказаться, что некий эпизод может быть полностью изменен без противоречия тому, что уже зафиксировано, то есть тем словам, которые напечатаны на данном листе. Весь ряд листов – это постепенный переход от полного детерминизма к полной свободе. На одном конце читатель пассивен, у него нет другой возможности, кроме как следовать за рассказом, слово за словом, как он написан. На другом конце он активен, он сам одновременно и рассказчик и читатель. Чтобы довершить аналогию, нужно заметить, что весь ряд относится к одному и тому же времени и месту, во всех листах.

Возьмем теперь два таких ряда, также с тождественными пространственными координатами, но различающиеся весьма малым изменением времени. Примем, что эти ряды могут быть приведены в соответствие друг другу, так что каждый лист бумаги второго ряда является следующим шагом темпоральной актуализации ситуации на листе , имеющем тот же номер в первом ряду. Мы можем увидеть, что для сознательного опыта будет либо необходимо тождество между двумя соответствующими пунктами, либо свободная возможность введения чего-то нового.

Аналогия предполагает, что разные типы сознания связаны с различными апокритическими уровнями. На первом уровне потенциальности совершенно неразличимы; сознание ограничено непосредственно наличествующим. Если о такой форме сознания можно сказать, что оно имеет "опыт", то содержание опыта полностью локализовано в пространстве, времени и вечности. Прошлые события входят лишь как те следы в физико-химическом механизме, которые случайно уцелели, и чувственные впечатления, получаемые только извне, имеют качество непосредственности. Для такого апокризиса невозможно никакое различие между необходимостью и случайностью; каждое событие имеет одинаково произвольный характер. Как темпоральный, так и вечностный (апокритический) ряды – закрытые системы, и ни один из них не имеет значения. Такое сознание может соответствовать опыту низших животных, и, возможно, растений.

С апокризисом, способным к различению двух разных уровней, становится возможным второй тип сознания. Здесь связь однонаправленна только в темпоральном ряду. Потенциальности не наблюдаемы, но о них можно строить заключения с помощью памяти. С таким апокризисом прошлое может быть знаемо не только по его влиянию на конфигурацию настоящего, но и как элемент непосредственного опыта. Здесь нет, однако, осведомленности о различии уровней в вечности, и, следовательно, нет возможности прямого опыта различия между необходимостью и свободой. Тем не менее, полная произвольность устраняется из темпорального процесса благодаря способности наблюдать регулярности и интерпретировать их статистически. Для этого типа сознания интерпретация наблюдаемых регулярностей имеет одну характерную черту, а именно: оно всегда вынуждено вводить произвольные количества для цели выражения потенциальных различий, которые влияют на темпоральный процесс, и о которых, таким образом, можно заключать из чувственного восприятия.

Этот второй тип сознания, свойственный нашему обычному человеческому опыту, никогда не может быть осведомлен более чем об одном листе бумаги в одно и то же время, и не может знать, когда он перешел от одной страницы к другой. Различие между необходимостью и свободой вырождается в простую случайность; может ли в данный момент что-либо измениться – вопрос риска.

В третьем типе сознания апокритический интервал достаточен для обретения прямого опыта различных уровней в вечности. Он включает – в нашей аналогии – способность читать то, что написано более чем на одном листе бумаги и различать их. На более низких уровнях апокритический интервал дает себя знать только как различие в потенциальной энергии , в то время как для существа с третьим типом сознания он становится паттерном структуры, в которой может быть воспринято взаимное влияние различных потенциальностей. Только для этого третьего типа связь между временем и вечностью становится доступной прямому опыту.

Будучи мерой потенциальности, а не прямой актуализации, апокритический интервал не дан прямо в чувственном опыте. Таково значение ранее сделанного нами утверждения, что "человек слеп к вечности".

Исследование Пуанкаре о зависимости пространства и времени от чувственного опыта связано в основном с визуальным восприятием. Зрение, будучи прямо соотнесено с электромагнитным излучением (свет!), то есть с событиями на субатомной шкале, занимает наименьший возможный апокритический интервал; слух требует несколько большего интервала, а наши осязательные ощущения своего физического существования – еще большего. Именно посредством изучения ощущений мы можем убедиться в реальности апокритического интервала, ибо мы находим, что наш внутренний опыт органических процессов нельзя отнести к одному страту потенциальностей.

Апокритический интервал в вечности аналогичен темпоральной последовательности. Характерный интервал данного целого соответствует продолжительности его жизни. Более того, как время так и вечность – направленные ряды, управляемые одномерным транзитивным отношением. Отношение времени – это "раньше или позже", отношение вечности – "больше или меньше" потенциальности. Мы ничего не знаем о возникновении времени, но мы можем предполагать нулевой уровень в вечности, когда нет альтернативных путей и все должно следовать одним детерминированным курсом. Тем не менее этот уровень никогда не может быть достигнут ни вкаком возможном опыте.

При приближении к абсолютному нулю температуры энтропия также уменьшается, и, следовательно, уменьшающаяся энергия становится в возрастающей степени полезной. Мы не можем визуализировать актуализацию, которая была бы полностью лишена неопределенности. Несмотря на недоступность нижнего состояния, оно может быть определено как состояние закрытой системы дискретных частиц в термодинамическом равновесии. Такая система, будучи статистически неопределенной, полностью хаотична в деталях процесса, и, следовательно, о ней ничего не может быть сказано, кроме того, что ничто не будет изменяться.

Мы можем сравнить нижнее состояние с состоянием минимума актуализации, где нет равновесия, но есть необратимая тенденция к равновесию. В терминах аналогии мы можем сказать, что здесь всегда возможно предсказать будущее. Из того, что написано на любом листе в данный момент, возможно предсказать со все большей и большей вероятностью, что будет написано на последующих листах. Рассказ будет изменяться с течением времени, но в определенном направлении – он будет претерпевать последовательную потерю интереса посредством устранения пустых мест, поскольку драматическая сила рассказа зависит от неопределенности его результата. Неопределенность – а с ней и весь интерес – исчезает, когда нет больше пустых мест, которые нужно заполнить. Таким образом, необратимость времени соответствует условию, что однажды написанное слово должно оставаться во всех последующих изданиях книги.

После этого предварительного обсуждения мы можем предположительно сформулировать положения о законах вечности следующим образом:


  1. Вечность есть условие сосуществования потенциальностей.

  2. Каждая окказия имеет свой характерный паттерн потенциальностей.

  3. Апокризис – это свойство, посредством которого целостность проявляет свою относительность в вечности.

  4. Апокритический интервал – это мера диапазона потенциальностей, наличествующих в данном целом.

  5. Каждое целое имеет более или менее связный вечностный паттерн, который определяет его внутреннюю объединенность и, следовательно, его способность актуализироваться без распада.

  6. Сущность, вечностный паттерн которой занимает лишь один уровень в вечности, полностью детерминирована во всех своих актуализациях.

  7. Уровни в вечности образуют упорядоченный ряд с возрастающим апокритическим интервалом, до высшей степени потенциальности, наличествующей в данной окказии.

  8. Уровни в вечности влияют друг на друга таким образом, что высший уровень организует низший, а низший уровень дезорганизует высший.



^ 3.8.4. ПРОСТРАНСТВО КАК УСЛОВИЕ ПРИСУТСТВИЯ

Присутствие может быть определено как пересечение потенциального и актуального состояния данного целого.96 и является поэтому общей опорой для этих состояний. Интенсивность присутствия соответствует степени связности данной окказии.

Фундаментальный характер присутствия иногда неправильно описывается как свойство, посредством которого тела "занимают" пространство. Это воззрение на пространство как на "вместилище" исходит из ошибочного понимания присутствия; но оно некритически понималось философами со времен Платона. В "Тимее" пространство рассматривается как вместилище или мать всего, что существует. Эту пифагорейскую интуицию отверг Аристотель, и постепенно идея присутствия была оставлена в пользу "занятия". Вследствие этого Кант думал, что можно представить себе "незанятое пространство".

Очевидно, что успех ньютоновской схемы абсолютного пространства и абсолютного времени в интерпретации законов движения оказал большое влияние на философов восемнадцатого и девятнадцатого века. Восточные философы, однако, подошли ближе к опыту, понимая пространство как присутствие, в частности, в индуистском понятии "акаши"97. Убедительное обсуждение невозможности постичь пространство вне присутствия принадлежит Пуанкаре: "Ясно, что мы не можем представить себе ни пространство четырех, ни пространство трех измерений, потому что мы не можем представить их себе как пустые, и не можем представить себе объект в пространстве четырех или трех измерений".

Ничто в нашем опыте не соответствует осведомленности о пространстве без объектов.

Более того, присутствие не ограничено видимой поверхностью протяженного тела. Каждое целое обладает присутствием, но не каждое целое есть объект в смысле точно определенной формы и объема; даже то, что ограничено видимой поверхностью, присутствует как вне, так и внутри нее.

Каждое целое присутствует для любого другого целого – ситуация, которую Уайтхед описывает в понятии "захватывания": "Каждая актуальная сущность захватывает любую другую сущность". Это требует, чтобы каждое целое присутствовало везде; удобно, однако, отличать этот общий аспект присутствия от частного присутствия данного целого. Термин "собственно-присутствие" может быть употреблен для обозначения сферы отношений, внутри которой данное целое занимает доминирующую позицию. Присутствие данного целого есть, таким образом, силовое поле. Например, солнечная система может рассматриваться как тонкий, подобный диску район в плоскости эклиптики, с диаметром около восьми тысяч миллионов миль. Его расстояние от ближайшей неподвижной звезды приблизительно в пять тысяч раз больше, чем его диаметр, так что обладающее массой тело, находящееся в покое далеко за пределами наиболее удаленных планет, начало бы падать на Солнце. Собственно-присутствие солнца – это, следовательно, огромный район, в котором его силовое поле, как гравитационное, так и электромагнитное, имеет доминирующее влияние. Живой организм обладает собственно-присутствием, простирающимся за пределы поверхности его собственного тела.

Присутствие характерно для феноменов так же, как потенциальность и актуализация.

Состояние сознания присутствует не в меньшей степени, чем материальные объекты.

Александер справедливо указывает, что ментальные целые не в меньшей степени подлежат детерминирующему условию пространства, чем физические объекты:

"Обращаясь к пространству, мы обнаруживаем, что ум располагается в пространстве, или является протяженным в том же самом смысле, в каком он последователен и длится в занимаемом времени".

Витгенштейн также признает присутствие в своих высказываниях:

"Объекты содержат возможность всех положений дел… Время, пространство и цвет – формы объектов…" Ясно, что он говорит скорее о присутствии, чем о пространстве.

Заменяя обманчивое представление о занимаемом пространстве понятием присутствия, мы избегаем предположения, что пространство и время принадлежат факту. Протяженность и положение – фактические понятия, образованные из присутствия. Мы знаем факты относительно пространства, но не само пространство.

Эти заключения также могут быть следующим образом подытожены как пролегомены к формулированию законов пространства:


1. Пространство есть детерминирующее условие присутствия.

2. Каждая окказия присутствует.

3. Присутствие независимо от потенциальности и актуализации, то есть вечности и времени.

4. Каждое целое обладает "собственно-присутствием", которое является суммой его внешних отношений.

` 5. Все целые присутствуют друг для друга.

6. Общее присутствие двух целых обладает уникальным свойством, называемым "интервалом".

7. Каждое собственно-присутствие детерминируется величинами, которые могут быть сгруппированы в три независимых набора. Это называется "конфигурацией".

8. Каждое собственно-присутствие разделяет пространство на три части; одна находится целиком внутри него, другая – целиком вне него; третья часть, общая тому и другому, называется "поверхностью.

9. Собственно-присутствие, рассматриваемое безотносительно к внутренним различиям, называется "точкой".

10. Пространство – это детерминирующее условие сосуществования собственно-присутствий.

^ 3.8.5. Гипарксис как условие повторения

То, что пространство делает внешним образом, внутренним образом делает гипарксис: он служит согласованием взаимоисключающих условий актуальности и потенциальности. То, что становится актуально, перестает быть потенциальным; то, что потенциально, не имеет актуальности. Правда, благодаря относительности бытия баланс этих состояний может изменяться, но виртуальность не есть промежуточная форма существования, это скорее мера соотношения между двумя противоположными состояниями. Это полярное сопоставление, а не отношение. Мы должны, поэтому, искать триаду, в которой третья независимая согласующая сила служит установлению отношения.

В качестве элементов триады потенциальность должна быть утверждающей, а актуализация – отрицающей силой. Потенциальность – это утверждение набора возможных событий, это паттерн, присущий данной ситуации, в то время как актуальность – это отклонение потенциальностей, отрицание значимости паттерна как тотальности ради того, чтобы дать возможность одной его грани стать актуальной. Актуализация – это постоянное погибание, и поскольку люди сознавали это, они сомневались в ультимативной реальности времени. С другой стороны, потенциальность, хотя она и неразрушима, не может сама поддерживать существование, ибо вечность – это кладовая, к которой никто не имеет доступа, пока двери не открыты. Мы должны поэтому искать третье внутреннее детерминирующее условие, чтобы обеспечить средство согласования противоположного влияния первых двух.

Согласование потенциального и актуального возникает из свойства способность быть.

То, что не может быть собой, теряет свои потенциальности в момент актуализации. Чем в большей степени нечто будет собой, тем больше оно может актуализировать, не теряя контакт с потенциальностью. Обращаясь к триаде "ценность–факт–значение", мы можем соответственно соотнести ценность с вечностью, факт со временем, а значение с гипарксисом. Существенная характеристика значения состоит в том, что оно может быть узнано. Ценность, испытанная однажды, может быть тем не менее действенной, даже если она не соотнесена ни с какой другой ценностью. Хотя факты могут быть классифицированы и их общие черты могут быть сделаны предметом научного обобщения, остается тем не менее верным, что каждый факт уникален и неповторим. Ценности есть то, что они есть, раз и навсегда. Они не гибнут, но и не возвращаются. Поэтому свойство возвращения и узнавания должно происходить из гипарксиса. Следовательно, мы можем сказать, что таким же образом, как потенциальность является основной характеристикой вечности, а актуализация – времени, так повторение – основная характеристика гипарксиса. Именно посредством повторения мы распознаем значения. Наука чистых значений – это логика, которая независима как от факта, так и от ценности.

Сочетание повторения и тождественности порождает ряд натуральных чисел. Посредством понятия класса общее значение приписывается обладающим подобием наборам объектов, поэтому арифметика – прежде всего гипархична по своему характеру.

Посредством гипарксиса можно делать аналитические утверждения, истинность которых определена, хотя они и не могут быть верифицированы обращением к знанию факта.

Строссон приводит пример, иллюстрирующий возможность создания чисто абстрактной системы, в которой значения определены безотносительно к существованию. В таких системах могут делаться логические утверждения, которые очевидно истинны, и все же отделены от какой-либо иной интерпретации.

Чтобы проникнуть более глубоко в значимость гипарксиса, мы должны увидеть, что значения никогда не могут быть более чем приблизительными в актуальном опыте. Абстрактное понятие класса "пять" имеет совершенно одно и то же значение во всех своих применениях, но лишь постольку, поскольку мы ограничиваемся одним лишь детерминирующим условием гипарксиса. Когда мы принимаем во внимание факты и говорим о пяти событиях или пяти возможностях, то это не более, чем общий фактор, узнаваемый на фоне различий. Возможность выделения значений из фактов и ценностей показывает, что гипарксис – это независимое детерминирующее условие возможного опыта. Его роль состоит в определении меры, в которой каждое данное целое может быть собой.

Чистая актуализация – это конец существования, чистая потенциальность – его начало. Между ними существование некоторым образом обретает определенную меру полноты.

Формирование понятия лишь случайно есть процесс во времени; в своей первичной значимости это гипархическая концентрация. Понятие дерева было бы очень бедным, если бы мы обладали лишь одним опытом видения актуального дерева. Повторение опытов, имеющих общее содержание, на фоне различий мало-помалу создает в нас распознаваемое целое, являющееся идеей дерева.98

Мы должны обратиться к Ницше, с его понятием вечного возвращения, и в особенности к развитию этого тезиса Успенским.

Успенский справедливо указывает, что повторение только лишь во времени мало что прибавляет к значимости существования, и что необходимо постулировать возвращение подобного события не только в будущем, но и того же события в то же самое время.

Рассмотрим пример бросания жребия среди сотни человек для распределения шести призов. Потенциальности в такой простой ситуации исчисляются миллионами миллионов различных результатов события. Когда жребий уже брошен, одна из миллиона миллионов потенциальностей актуализирована, и необходимо уяснить сосуществование уникального события с огромной совокупностью несостоявшихся событий. После того, как жребий брошен, билетики выбрасывают, и во времени не остается ничего. Мы, поэтому, не можем искать сохранения неактуализировавшихся потенциальностей ни в прошлом, ни в будущем. Мы, следовательно, приходим к взгляду, что потенциальное существует наравне с актуальным, и более того, что потенциальности должны быть сохраняемы.

Сохранение потенциальностей не может быть объяснено в этом типе события только посредством детерминирующих условий времени и вечности. В таком смысле может быть сказано, что потенциальности, хотя и рассеянные, останутся локализованными в пространстве. Билетики, на которых написаны имена тех, кто не выиграл приз, продолжают существовать некоторое время. Когда они рассыпаются, материал, из которого они были сделаны, тем не менее сохраняется.

Последствия события продолжают реверберировать, влиять на всю связанную с событием жизнь. Таким образом нечто от события удерживается, хотя сами потенциальности исчезли. Жребий никогда не может быть брошен заново. Проблема напоминает парадокс Зенона о потоке, в который нельзя войти дважды. Парадокс обычно объясняется неправильным употреблением языка, например, приписыванием "одинаковости" мгновенному событию и продолжающемуся процессу. Отбрасывание парадокса как покоящегося на ложном основании не избавляет от стоящей за ним проблемы согласований двух значений слова "одинаковость". Мгновение, со всеми его потенциальностями, реально существует, но оно уникально и неповторимо.

Термин "вечное возвращение" содержит досадную языковую ошибку, поскольку смешивает два совершенно различных элемента существования: вечность, которая является кладовой потенциальностей, и гипарксис как поле повторений (возвращений). Последний учитывает то, как имеющиеся потенциальности распределены в актуализациях.

Процесс растворяется в общем потоке событий; он не может быть уникально отождествлен. Его одинаковость теряется в течении; обнаруживаемое вновь не может быть тем же самым. То же самое никогда не может быть найдено, но тем не менее "одинаковость" и "снова" – равным образом действенные составляющие нашего опыта.

Если увидеть, что эти трудности не могут быть разрешены в системе координат, включающей вечность, время и пространство, тогда мы сможем понять значимость гипарксиса. Детерминирующее условие гипарксиса таково, что уникальность опыта сохраняется. Значимость этого можно оценить, если вспомнить, что как во времени, так и в вечности уникальность поглощается. Во времени она теряется в потоке событий, в котором ничто не может остаться собой. В вечности все потенциальности равны; ни одна не выделяется, не занимает уникального места. Прежде, чем жребий брошен, шесть призов – везде, и потому нигде. Владельцы билетов – потенциальные победители, и потому ни один не лучше других. В момент бросания жребия есть уникальное распределение шести призов между шестью людьми, но эта ситуация скоро распадается. Деньги тратятся, случайным образом перераспределяются и исчезают, пока наконец снова все сто участников не становятся неразличимыми.

Все совершенно иначе в условии гипарксиса, где само событие сохраняется и повторяется таким образом, что момент беспокойного ожидания, когда миллион миллионов возможностей должен внезапно уступить место одной актуализации, возвращается снова и снова. Можно возразить, что это сохранение уникальности момента знакомо нам по воспоминаниям о прошлых событиях, особенно когда они носят столь драматический характер. Это возражение не учитывает ограничения памяти. Большая часть того, что мы называем памятью, есть всего лишь воспроизведение опытов, оставивших след в нервной системе и усиленных повторением. Есть другой, более редкий вид памяти, в котором события возвращаются и вновь разыгрываются; но когда этот род памяти входит в опыт, мы распознаем, что он не принадлежит к темпоральной актуализации, к которой мы привыкли. Более того, можно наблюдать, что память не консервативна. Наша способность воспоминания разрушается и теряет определенность. Потенциальности, которые были в самом мгновении, отсутствуют в памяти, и поэтому мы не можем рассматривать актуализацию даже с помощью наиболее полной способности воспроизводить прошлое, как достаточную для обеспечения того, чтобы потенциальности не были потеряны. Следовательно, сохранение потенциальностей требует повторения.

Более того, гипарксис не есть повторяющаяся актуализация во времени, поскольку само время, как детерминирующее условие, навязывает необратимость каждой последующей актуализации. Именно в этом смысле мы не можем войти в тот же самый поток дважды, и все же справедливо утверждают как Ницше, так и Успенский, что все повторяется, и что мы в некоторые моменты чувствуем внутреннюю убежденность, что это повторение – часть нашего тотального опыта, не менее подлинная, чем последовательность событий, необратимо движущихся к концу, из которого нет возврата.

Трудно на этой стадии сформулировать даже первое приближение к законам гипарксиса, характер которого станет явным лишь когда мы увидим более ясно, что заключается в согласовании вечности и времени. Сейчас нужно довольствоваться следующими предварительными положениями:


  1. Гипарксис есть условие способности быть.

  2. Гипарксис является повторяющимся во времени, дискретным и числовым.

  3. Гипарксис как повторение является согласующим фактором между утверждением, исходящим от вечности как потенциальности и отрицанием, исходящим от времени как актуализации.

  4. Различия в способности быть между двумя повторениями одной и той же сущности называются "гипархическим интервалом".

  5. Способность быть зависит от чувствительности, которая не виртуальна и не актуальна.

  6. Исчезновение гипархического интервала происходит, когда все повторения данной сущности тождественны.

  7. Гипарксис изначально ассоциируется скорее со значениями, чем с ценностями или фактами.
^ 3.8.6. Универсальные законы феноменов

Детерминирующие условия системы координат прямо даны в опыте. Они отделяют возможные феномены от невозможных, и в то же время они обеспечивают общую связность опыта. Например, детерминирующее условие времени соотносит прошлый, настоящий и будущий опыт, а детерминирующее условие пространства соотносит опыт присутствий различных целых. Вечность соотносит актуальный опыт с потенциальным, а гипарксис обеспечивает связность и адекватность в интерпретации опыта.

Переходя от феноменов к фактам, мы должны перевести детерминирующие условия в универсальные законы, которые, взятые вместе, образуют систему координат для факта. Эти законы могут быть сгруппированы относительно детерминирующих условий.


        1. ^ Статистические законы. Они касаются правил выбора и сочетания, которые ограничивают возможности, содержащиеся в любой данной ситуации, и основываются на характере детерминирующего условия вечности.

        2. ^ Законы сохранения. Они могут быть двух типов. Одни указывают возможные движения и могут быть сведены к гамильтоновскому закону изменяющегося действия; другие касаются преобразования энергии и включают первый закон термодинамики и законы сохранения количества движения, электрического заряда и спина.

        3. ^ Законы необратимости. Они связаны с природой времени и указывают условия, при которых система переходит или не переходит к наиболее вероятному состоянию.

        4. Законы сосуществования. Они образуются из детерминирующего условия пространства и указывают меру и ограничение присутствия различных типов целых.

        5. Законы классификации. Они являются основанием логики и арифметики.

        6. ^ Законы соответствия. Они касаются связи между мнениями, знанием и истиной.


Для всех таких обобщенных законов характерна универсальная применимость. В силу того, что они не относятся к функции, они независимы от любого специфического проявления. Они применимы ко всем градациям бытия, хотя и по-разному. Например, все бытие подвержено актуализации во времени; но актуализация может быть детерминированной, произвольной, мультивалентной или творческой, в соответствии со ступенью бытия, и, следовательно, уровнем в вечности, к которому она (актуализация) применяется. Подобно этому, каждое целое обладает присутствием, но природа присутствия зависит от уровня его бытия.

Наша способность описывать факты ограничена в основном трудностью сведения феноменов к знанию из-за дефектов, присущих как нашему чувственному восприятию, так и формам нашего языка. Трудности формулирования детерминирующих условий – не такого рода. Формулировка ускользает от нас в основном потому, что условия слишком просты, чтобы быть выраженными в словах без введения ошибочных усложнений. Правда, глубокая убежденность – разделяемая большинством ученых и философов – что природа проста, по-видимому, противоречит сложности функционального элемента в феноменах. Мы обнаруживаем, что научный метод, состоящий в неучитывании различий в бытии – это палка о двух концах, которая сначала хорошо служит, но позже оборачивается против того, кто ее употребляет. Все трудности и путаница могут, однако, быть удерживаемы в поддающихся управлению пределах, если мы сосредоточим свое внимание на детерминирующих условиях системы координат. Именно /172/ простой и ультимативный характер этих условий оправдывает нашу веру в единство и единообразие природы. Если мы можем продвинуться в формулировании законов системы координат так далеко, как только возможно, безотносительно к функции и бытию, то мы сможем пользоваться ими как средством, чтобы избежать ошибок, а также объединить результаты, получаемые в самых различных областях исследования.

Если система координат верна, каждый элемент возможного опыта должен найти свое место. Следовательно, адекватность и связность нашей систематики – это критерий правильности формулирования законов системы координат.

Часть четвертая


2622007-klientam-na-krediti-obshaya-situaciya-v-bankovskoj-sfere-politika-gosudarstva-i-voprosi-regulirovaniya.html
263-mps-s-lokalnoj-pamyatyu-i-mnogomashinnie-sistemi-koncepciya-vs-s-upravleniem-potokom-dannih-70-10-zakon.html
263-policejskoe-dose-bernard-verber-tanatonavti.html
263-razvitie-sistemi-livnevoj-kanalizacii-polozheniya-o-territorialnom-planirovanii.html
264-celi-i-zadachi-razvitiya-stroitelnogo-kompleksa-na-period-do-2020-goda.html
264-plotva-rutilus-rutilus-l-darstvennoe-nauchnoe-uchrezhdenie-gosudarstvennij-nauchno-issledovatelskij-institut.html
  • shkola.bystrickaya.ru/s-avtobusa-pereseli-na-motocikl-olga-malish-moskovskie-novosti-moskva-27-15-02-2012-c-5.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/ufologiya-i-psihiatriya-doklad-nlo.html
  • institut.bystrickaya.ru/tel714-66-27-telfaks-550-02-11-sekciya-intensivnih-metodov-obucheniya.html
  • reading.bystrickaya.ru/konspekt-lekcij-po-disciplinetehnologiya-konstrukcionnih-materialov-tema-kristallicheskoe-stroenie-metalla.html
  • school.bystrickaya.ru/analiz-kategorii-materiya.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-vvedenie-v-yazikoznanie.html
  • report.bystrickaya.ru/istoriya-vtoraya-niche-prostranstvo-sergej-lukyanenko.html
  • bystrickaya.ru/velikie-italyanskie-hudozhniki-epohi-vozrozhdeniya-chast-2.html
  • uchit.bystrickaya.ru/trebovaniya-k-referatu-l-s-bayandin-rabochaya-programma-podgotovki-rukovoditelej-rabotnikov-strukturnih-podrazdelenij.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tzhribelk-sabatara-arnalan.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/koncepciya-nauchno-issledovatelskogo-seminara-po-napravleniyu-030900-68-yurisprudenciya-konstitucionno-pravovoe-obespechenie-gosudarstvennoj-sluzhbi-i-socialnih-funkcij-gosudarstva.html
  • universitet.bystrickaya.ru/struktura-i-svojstva-bumagi-analiticheskie-materiali-poligrafiya.html
  • writing.bystrickaya.ru/geneticheski-modificirovannie-produkti.html
  • learn.bystrickaya.ru/ezhednevnij-monitoring-smi-22-marta-2011.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/glava-vtoraya-gestalt-therapy.html
  • writing.bystrickaya.ru/istoriya-23tot-krizhovnik-artur-maksvell-vechernie-rasskazi-dlya-detej-tom-1.html
  • gramota.bystrickaya.ru/vramkah-konferencii-budut-rassmotreni-sleduyushie-voprosi-sostoyanie-i-osnovnie-napravleniya-razvitiya-medicinskoj-robototehniki.html
  • books.bystrickaya.ru/chast-iskusstvenoj-vodnoj-sistemi-dlinoj-testi-po-grammatike-russkogo-yazika-kontrolnie-raboti.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predsedatel-professor-kafedri-kompyuternih-tehnologij-obshaya-programma-xvi-respublikanskogo-konkursa-issledovatelskih.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rekomendacii-organam-mestnogo-samoupravleniya-polozhenie-ob-organizacii-bibliotechnogo-obsluzhivaniya-naseleniya-7-surgutskogo.html
  • grade.bystrickaya.ru/moral-pomoshi-i-vzaimopomoshi-v-dohristianskij-period-rusi-chast-9.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-2-lichnost-i-aromat-vzaimnoe-konstruirovanie-svetlana-mirgorodskaya-aromalogiya-quantum-satis.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravila-i-normi-ogranichivayushie-povedenie-svidetelej-iegovi-5-otnoshenie-svidetelej-iegovi-k-biblii-5-ozaprete-na-perelivanie-krovi-stranica-10.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dlya-prinyatiya-resheniya-kreditoram-mozhet-potrebovatsya-sleduyushaya-informaciya-o-zaemshike.html
  • tasks.bystrickaya.ru/19-regulyatori-moshnosti-rele-i-kontaktori-preobrazovateli-davleniya-naporomeri.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/zapusk-ochistitelnogo-mehanizma-vstuplenie.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/9384-vakcini-i-anatoksini-primenyaemie-v-veterinarii-0251-nefteprodukti-svetlie-alternativnie-vidi-topliva.html
  • report.bystrickaya.ru/h-k-andersen-snezhnaya-koroleva.html
  • school.bystrickaya.ru/drugoe-tv-mayak-novosti-22-11-2005-bejlin-boris-21-00-12.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodologicheskie-i-teoreticheskie-problemi-psihologii-stranica-12.html
  • essay.bystrickaya.ru/cel-programmi-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-1-klass-fgos.html
  • studies.bystrickaya.ru/11-voprosi-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-uchebno-metodicheskij-kompleks-specialnost-080502-ekonomika-i-upravlenie.html
  • tasks.bystrickaya.ru/323-materiali-tovari-sire-i-postavshiki-emitenta-129110-rossiya-g-moskva-gilyarovskogo-47-str-5-informaciya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/250000-nauki-o-zemle-geografiya-xii-mezhregionalnoj-konferencii-festivalya-nauchnogo-tvorchestva-uchashejsya-molodezhi.html
  • predmet.bystrickaya.ru/spisok-analiticheskih-resursov-po-reforme-gosudarstvennogo-upravleniya-v-rf-stranica-28.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.